Відомі дарвіністи
Категорії / Еволюціонізм / Відомі дарвіністи / Бульдог Дарвіна — Томас Г. Гакслі

Бульдог Дарвіна — Томас Г. Гакслі

Джерело: creation.com

У Чарльза Дарвина не было времени на научные, теологические и моральные споры, порожденные публикацией его «Происхождение видов» в 1859 году. Но у Томаса Генри Хаксли (1825-1895), который сразу пошел в бой, даже окрестив себя «бульдогом Дарвина».¹

Чарльз Дарвин

Дарвин называл его:

«Мой добрый и милый агент для распространения Евангелия – то есть Евангелия дьявола»²

Именно Хаксли, а не Дарвин, захватывал и возмущал публику в 60-х годах XIX века разговорами о наших предках-обезьянах и пещерных людях. Лондон постепенно стал – от кардиналов до Карла Маркса – искушенным и истощенным его блестящими лекциями.

«Бородатые рабочие с мозолистыми руками стекались на его беседы о происхождении человека. Он собирал толпы, которые сегодня собирают евангелисты или рок-звезды ».³

«Его провокации породили... новую веру Запада – агностицизм (он придумал это слово)».³

Молодые годы и самообразование

Томас родился в поселке Илинг (Ealing village) недалеко от Лондона в 1825 году, будучи седьмым из восьми детей Хаксли. Пренебрегаемый отцом, он вырос в нищете, всего два года официально учась в школе. Живя в бедности 1840-х годов, где Церковь была роскошью для богатых людей, он стремился к спасению путем самообразования.

В возрасте 12 лет он прочел Теорию Земли Джеймса Хаттона и впервые столкнулся с антибиблейской геологией. Как заядлый любитель истории, науки и философии, Хаксли учился на всем, что было доступно, пока не поступил в медицинскую школу больницы Чаринг Кросс (Charing Cross Hospital) .⁴ Он прошел первую часть экзамена на бакалавра медицины в Лондонском университете, получив золотую медаль по анатомии и физиологии, но не пришел на вторую часть.⁵

Затем он стал помощником хирурга (surgeon's mate) на корабле HMS Rattlesnake, совершавший географическое плавание южными океанами (1846-1850). Несмотря на то, что Хаксли не имел официальной университетской степени,⁶ публикации его исследований о строении различных морских беспозвоночных, исследованных в этой поездке, обеспечили его будущее признание британским научным обществом.⁷ В 1851 году, в возрасте 25 лет, был избран молодым членом Королевского общества (Fellow of the Royal Society - FRS), которое также наградило его королевской медалью (Royal Medal) в 1852 году, за год до того, как Чарльз Дарвин удостоился той же чести.


Томас Г. Хаксли

Хаксли и Дарвин

В ноябре 1859 Дарвин опубликовал свое Происхождение видов. Он откладывал это в течение почти двадцати лет, боясь «отвержения как атеиста», но был поощрен письмом, которе получил за год до публикации от Альфреда Рассела Уоллеса, в котором Уоллес выдвигал ту же идею «выживания сильнейших», что и Дарвин.⁸

Хотя Дарвин был осторожным и не говорил это напрямую, Происхождение в конечном итоге означало, что человек не создан, а лишь является развитой обезьяной. «Однако без обещания о Рае или страха перед Адом, почему мы должны жить хорошо?»⁹ Дарвин надеялся избежать всех этих споров. Но Хаксли, который ранее писал своему коллеге:

«В конце концов, это так же достойно быть модифицированной обезьяной, как и модифицированным прахом».¹⁰

Таким образом, Дарвину нужен был кто-то смелый настолько, насколько Хаксли нужна была причина, и вскоре Дарвин заявил, что Хаксли является его «самым теплым и самым важным сторонником»¹¹ и «добрым и прекрасным агентом по провозглашению проклятых ересей».¹²

Хаксли восторженно поддерживал натурализм эволюции, хотя, как это ни странно звучит, не механизм ее развития. Он не согласился с Дарвином по темпу эволюции. Например, Дарвин исключал все внезапные изменения или «скачки», заставив Хаксли написать ему:

«Вы усложняете себе жизнь, так безоговорочно принимая Natura non facit saltum [Природа не делает скачков]».¹³

Хаксли также не соглашался «в аналогии между искусственным и естественным отбором, о гибридах и гипотезы Дарвина о пангенезе – что развитие особенностей родителей будет передано потомству».¹⁴

Однако, вся эта двусмысленность Хаксли не сдерживала его фанатичного и агрессивного продвижения теории Дарвина. Как комментирует профессор права Филипп Джонсон (Phillip Johnson):

«Вера в эволюционный натурализм объединяет различные фракции эволюционистов и не согласуется с какими-то конкретными научными утверждениями».¹⁵

Что побудило Хаксли? Профессор истории Гертруда Гиммельфарб (Gertrude Himmelfarb) пишет: 

«Хаксли был большим мстителем. Протестуя против низкого статуса ученых по сравнению со священнослужителями, он с нетерпением ждал времени, когда сможет втиснуть каблук "им в горло и прокрутить его". Происхождение дало ему такую возможность».¹⁶

Хаксли и Евангелие

Хаксли, хотя и не был верующим человеком, был глубоко осведомлен в Евангелии и не уважал христиан, которые скомпрометировали свою веру, поддерживая антибиблейский эволюционный натурализм. Он написал:

«Я не понимаю того, как кто-то на мгновение может сомневаться в том, что христианское богословие уступает исторической надежности еврейских Священных Писаний. Сама концепция Мессии, или Христа, неразрывно переплетена с еврейской историей; отождествление Иисуса из Назарета с этим Мессией основывается на толковании отрывков Еврейских Писаний, которые не имеют никакой доказательной ценности, если они не имеют признанного исторического характера. Если бы соглашение с Авраамом ни было заключено; если бы обрезание и жертвы не были предназначены Яхве; если бы "десять слов" не были написаны Божией рукой на каменных скрижалях; если Авраам более или менее мифический герой, такой как Тесей; история Потопа - фантастика; Падение человека – легенда; а сотворение – мечта провидца; если все эти четкие и подробные рассказы об очевидных реальных событиях имеют не больше ценности, чем история царского периода Рима, – что сказать о мессианской доктрине, которая не так четко изложена? А как насчет авторитета авторов книг Нового Завета, которые, согласно этой теории, не просто приняли хитрые выдумки за твердую истину, а построили основы христианской догматики на легендарных сыпучих песках?»¹⁷

Хаксли добавил, что «всемирный характер Потопа признается не просто частью истории, а необходимым следствием некоторых ее деталей».¹⁸ А потом о попытках богословов сказать, что Потоп был лишь местным событием, он написал:

«Даже ребенок сможет увидеть это безумие».¹⁹

Он продолжил:

«Когда Иисус, собственно говоря, сказал, что "пришел Потоп и уничтожил их всех", верил ли он, что Потоп действительно был, или нет? Мне кажется, что, как в рассказе упоминается жена Ноя и жены его сыновей, существует гарантия Писания для утверждения, что допотопные люди женились и были женаты; и я вынужден буду считать, что так как они ели и пили – это должно восприниматься верующими буквально. Более того, я осмелюсь спросить, какая ценность в том, что иллюстрация Божьих методов борьбы с грехом содержит рассказ о событии, которое никогда не произошло? Если Потоп не смыл беспечных людей, то это предостережение не стоит большего, чем крик «волк», когда волка нет. Если трехдневное пребывание Ионы во чреве кита не является "признанной реальностью", как это может "гарантировать веру" в "будущее воскресение"? ...Допустим, что консерватор-оратор вдохновляет своих слушателей остерегаться крупных политических и социальных изменений, чтобы они не закончились, как во Франции, доминированием Робеспьера; что станет не только его аргументацией, но и правдивостью, если он лично не верит, что Робеспьер существовал и совершал приписываемые ему дела?»²⁰

По Матфея 19: 4-5 [Вы не читали, что Тот, Кто создал испокон веков сотворил их мужчиной и женщиной? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одна плоть.], Хаксли писал,

«Если здесь не заявленной божественной власти для двадцать четвёртого стиха второй главы Бытия, какая ценность этих слов? И еще раз, я спрашиваю, если кто-то может быстро и свободно сыграть с историей грехопадения человека как с «типом» рассказа или «аллегорией», то что станет с теологией Павла?»²¹

А по 1 Коринфянам 15: 21-22 [Ибо, как смерть через человека, так через человека и воскресение мертвых. Ибо, как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут,], Хаксли написал,

«Если Адама можно считать не более реальным лицом, чем Прометея, и если история грехопадения есть только поучительной историей, которую можно сравнить с глубоким мифом о Прометее, какое значение имеет диалектика Павла?»

Подытоживая позицию теологов, скомпрометировавших слова Библии, Хаксли заметил, что «позиция, которую они заняли, безнадежно недействительна».

Смерть Дарвина и Вестминстерское аббатство

Когда Дарвин умер, главным образом благодаря усилиям Хаксли он был похоронен не в родном городе Даун (Downe), а в Вестминстерском аббатстве. Хаксли и его безбожные друзья склонили каноника Фаррара (Canon Farrar) из Вестминстерского аббатства, тогда как другие продвигали это в Палате общин. Таким образом, либеральное духовенство, которое так презирал Хаксли за готовность пойти на компромисс, почтило остатки дарвиновского агностицизма духовным признанием в аббатстве.

Хаксли умер через 13 лет после Дарвина. Некоторые предлагали похоронить его в аббатстве, так как «Хаксли предусмотрел и задумал эту идею».²² Но состоялись простые похороны в его родном городке, на котором присутствовали некоторые его друзья-ученые и атеисты. Один из них высказался следующим образом:

«Выражение "тот, кто не верит, будет проклят", справедлив для простых людей, но не распространяется на членов Королевского общества»²³

Какое значение для нас сегодня имеет пример Хаксли?

В 1981 г. Национальная академия наук [США] решила, что «религия и наука являются отдельными и взаимоисключающими сферами человеческой мысли, изложение которых в одном контексте приводит к непониманию как научной теории, так и религиозных убеждений» .¹⁵ Профессор права Филипп Джонсон комментирует это:

«Жизнь Томаса Хаксли – лучший ответ на такие глупости. На самом деле ученые (как и другие люди) одержимы вопросом Бога, и вся суть эволюционного натурализма заключается в том, чтобы удержать Божественную истину и не дать людям познать ее».¹⁵

Дебаты Хаксли с Уилберфорсом

Хаксли, пожалуй, самый известный сегодня своими дебатами с англиканским епископом Оксфорда Самуэлем Уилберфорсом (Samuel Wilberforce) (сын политика, выступавшего против рабства, Уильяма Уилберфорса) на ежегодном заседании Британской ассоциации развития науки (British Association for the Advancement of Science). Они состоялись в библиотеке Оксфордского музея перед аудиторией более 700 человек 30 июня 1860 года, спустя семь месяцев после публикации Происхождения видов Дарвина.


Самуэль Уилберфорс

И Хаксли, и Уилберфорс заранее писали отзывы о Происхождении. Хаксли подготовил 5000 слов лести для газеты The Times от 26 декабря 1859 года. Уилберфорс, который был вице-президентом Британской ассоциации, владел первоклассным дипломом по математике и был энтузиастом-орнитологом, написал 18 700 слов, тщательно аргументированную научную оценку для журнала The Quarterly Review от июля 1860 р.,²⁴ в которой он посвятил шесть страниц (с. 239-245) проблеме отсутствия в геологической летописи случаев перехода одного вида в другой. Когда Дарвин читал обзор Происхождения видов Уилберфорса, он сказал:

«Это очень разумно; он умело отбирает все проблемные части и хорошо освещает все трудности текста».²⁵

На оксфордской встрече Уилберфорс дал сокращенную версию своего обзора Происхождения. Его речь «вместо того, чтобы отражать незнание, предубеждения и религиозные настроения [как это обычно изображают] на самом деле включала много научных возражений, которые люди его время имели против книги Дарвина».²⁶ Когда он видел проблему, как видело большинство его аудитории, он демонстрировал, что это было, по сути, ложным научным фактом, и только установив это, продолжал говорить в стиле «что тоже хорошо».²⁷ Затем Хаксли выступил за ним, а дальше говорил Фицрой (Robert FitzRoy – бывший капитан Бигля) и друг Дарвина Джозеф Хукер (Joseph Hooker).

Большинство современных рассказов о дебатах включают историю о том, что Уилберфорс якобы спрашивал Хаксли, связан ли он с обезьянами со стороны дедушки или бабушки. На что Хаксли ответил, что предпочел бы человекообразную обезьяну как дедушку, чем человека, который использует свои способности и влияние с целью насмехаться над серьезными научными спорами.

На самом деле крайне маловероятно, что этот воображаемый обмен вежливостями произошел во время дебатов. Дж. Р. Лукас (J.R. Lucas) подытоживает доказательства за и против этой истории в длинной статье в The Historical Journal, ²⁸ которая сокращенно представлена в Nature.²⁹ Он отмечает, что аудитория была больше, чем забита до отказа Палата общин (House of Commons), а это значит, что из-за шумной и несколько гладиаторской специфики условий во время дебатов, не каждый смог бы услышать все, что было сказано или правильно понять все слова.

Хукер не упоминал об этом в своем письме к Дарвину, написанному двумя днями позднее.³⁰ Отчеты журналистов в текущих периодических изданиях об этом тоже не упоминали. Лукас пишет:

«У нас есть репортаж журналиста ... в трех выпусках The Athenaeum и короткий выпуск в Jackson's Oxford Journal. Эти источники дают иную картину. Ни один из присутствующих журналистов не сообщил об этих чрезвычайных словах и не отметил их сногсшибательного эффекта».³¹ Подобным образом Evening Star на следующий день рассказала о дебатах, но не вспомнила о вероятном инциденте.³²

Различные версии писем сторонников Дарвина, опубликованных через несколько десятилетий после события, существенно различаются. Этому событию не было уделено должного внимания, пока о нем не вспомнили в книге Жизнь и письма Дарвина (Life and Letters), составленной в 1887 г. его сыном Френсисом.³³ ³⁴ Дословной записи дебатов не велось.

Как сказал сам Хаксли, его собственные слова звучали так:

«Если бы меня так спросили, то я бы ответил, что при выборе между жалкой обезьяной в качестве моего дедушки и человека, сильно одаренного природой, обладающего большими средствами воздействия, и все же использующий их только с целью насмехаться над серьезной научной дискуссией – я, не колеблясь, подтвердил бы свою приверженность обезьянам».³⁵

Обратите внимание, что Хаксли задавал себе гипотетический вопрос. Если бы Уилберфорс спрашивал об этом, Хаксли, несомненно, сказал бы: «Епископ спросил меня...» или, обращаясь к Уилберфорсу, «Вы спросили меня...», но он не сказал ничего из этого. Также он не упомянул слова «бабушка».

Адриан Дезмонд (Adrian Desmond), биограф Хаксли пишет:

«Восприятие события настолько разное, что разговоры о "победителе" просто смешны. Хаксли считал себя "самым популярным человеком в Оксфорде в течение четырех и двадцати часов". ...Хукер думал, что ...это он (Хукер) "разбил" Уилберфорса "под аплодисменты". ...В хаосе участники событий не смогли увидеть изящного Уилберфорса, который уезжал. Он не имел "никакой злобы", будучи убежден, что победил Хаксли».³⁶

Однако, несмотря на необъективные и придуманные рассказы об этой встрече или, возможно, именно благодаря им, это событие вошло в историю как переломный момент в принятии обществом теории эволюции.




Автор: Рассел Григг (Russell Grigg)

ИсточникCreation Ministries International


ПереводБабицкий О.

Редактор: Тупчиенко В.


Ссылки:

  1. Не путать с «ротвейлером Дарвина» – термином, который оксфордский теолог Алистер Макграт придумал для Ричарда Докинза.
  2. C. Darwin to T.H. Huxley, 8 August 1860. Life and Letters of Charles Darwin, Edited by Francis Darwin, 2:123–124, D. Appleton & Co., New York, 1911.
  3. Desmond, A., Huxley: From Devil’s Disciple to Evolution’s High Priest, Addison-Wesley, Massachusetts, USA, 1997, adapted from dust-cover and p. xvii.
  4. «В подростковом возрасте он самостоятельно выучил немецкий язык, в конце концов свободно им владел и был используемый Чарльзом Дарвином как переводчик научного материала с немецкого» Thomas Henry Huxley, Wikipedia, en.wikipedia.org/wiki/Thomas_Henry_Huxley, 6 February 2008.
  5. Ref. 3, pp. 34–35.
  6. «Таким образом, его единственными «научными степенями» стали почетные докторские степени – из Бреслау, Эдинбурга, Дублина, Кембриджа, Вюрцбурга, Оксфорда, Болоньи и Эрлангена, «полученные в последние годы». Encyclopaedia Britannica 6:179, 1995.
  7. Две статьи Хаксли были опубликованы Обществом Линнея и одна Королевским обществом.
  8. See Grigg, R., Alfred Russel Wallace: ‘co-inventor’ of Darwinism, Creation 27(4):33–35, 2005.
  9. Ref. 3, p. 266.
  10. T.H. Huxley to Frederick Dyster, 30 January 1859, as quoted in ref. 3, p. 253. Return to text.
  11. Ref. 3, pp. 267.
  12. C. Darwin to T.H. Huxley, 16 December 1859, More Letters of Charles Darwin, ed. Francis Darwin and A.C. Seward, John Murray, London, 1903, 1:131, Letter 85, as quoted in darwin-online.org.uk/content/frameset?itemID=F1548.1&viewtype=text&pageseq=1, 12 March 2008.
  13. T. H. Huxley to C. Darwin, Nov. 23, 1859. Ref. 2, pp. 26–27.
  14. Blinderman, C. and Joyce, D., The Huxley File, #4 Darwin’s Bulldog, aleph0.clarku.edu/huxley/guide4.html, 12 March 2008.
  15. Johnson, P.E., Thomas Huxley, A Pioneer in a Still-Raging Scientific Debate, Washington Times, 4 January 1998, p. B8.
  16. Ernle, Quarterly Review, ccxxxix, (1923), 224, as quoted by Himmelfarb, G., Darwin and the Darwinian Revolution, Chatto &Windus, London, p. 217, 1959.
  17. Huxley, T., Science and Hebrew Tradition, Vol. 4 of Huxley’s Collected Essays, ‘The Lights of the Church and the Light of Science’, (1890), pp. 207–208, aleph0.clarku.edu/huxley/CE4/Lights.html, 18 March 2008.
  18. Ref. 17, p. 214.
  19. Ref. 17, p. 225.
  20. Ref. 17, pp. 232–233.
  21. Ref. 17, pp. 235–236.
  22. Ref. 3, p. 611.
  23. Ref. 3, pp. 612–613.
  24. Wilberforce’s Review of the Origin of Species is available at usp.nus.edu.sg/victorian/science/science_texts/wilberforce.htm (last accessed 14 May 2010), 26 March 2008.
  25. C. Darwin to J.D. Hooker, July 1860, ref. 2, pp. 117–118.
  26. Gauld C., Update: The Huxley-Wilberforce Debate, [An analysis of 63 books on the subject.] Ships Resource Center, www1.umn.edu/ships/updates/wilbrfrz.htm, 13 March 2008.
  27. Lucas, J.R.,Wilberforce and Huxley: a Legendary Encounter, The Historical Journal 22(2):319, 1979.
  28. Ref. 27, pp. 313–330.
  29. Lucas, J., Wilberforce no ape, Nature 287:480, 9 October 1980.
  30. Bowlby, J., Charles Darwin: A New Life, W.W. Norton & Co., New York, pp. 354–55, 1990.
  31. The Athenaeum, nos. 1705, 1706, 1707, 30 June, 7 July, 14 July 1860; Jackson’s Oxford Journal 7 July, 1860. Quoted in ref. 27, p. 315.
  32. Ref. 30, pp. 358–59.
  33. See Blackmore, V. and Page, A., Evolution the Great Debate, A Lion Book, Oxford, UK, p. 103, 1989.
  34. Одним из источников является миссис Изабелла Сиджвик (Isabella Sidgwick), которая писала «бабушка» в Macmillan’s Magazine 78 (468):433–434, Oктябрь 1898, то есть 38 лет спустя. Available in ref. 27, pp. 313–314.
  35. T.H. Huxley to F. Dyster, 9 September 1860, quoted in ref. 3, p. 279.
  36. Ref. 3, p. 280.

Вас також може зацікавити: