Вымирания
Категории / Палеонтология / Вымирания / Окаменелости все же говорят «нет»: тайна челюстных позвоночных

Окаменелости все же говорят «нет»: тайна челюстных позвоночных

Источник: ice

Одной из самых неразгаданных загадок эволюционной теории является переход между бесчелюстными и челюстными позвоночными. В предыдущей статье я рассказал, как появились бесчелюстные рыбы вместе с множеством существ с разным строением тела во время кембрийского взрыва в начале летописи окаменелостей.1 

Несмотря на большое количество находок ископаемых рыб в течение последних нескольких сотен лет, не было найдено ни одной переходной формы, которая показывала, как челюстная рыба эволюционировала от бесчелюстных предков. На самом деле многочисленные типы челюстных рыб внезапно появляются в летописи окаменелостей наряду с новыми видами бесчелюстных.

Челюстные позвоночные, известны как гнатостомы, составляют более 99% всех известных видов позвоночных, включая людей. Их невероятное разнообразие базируется на ключевых определяющих категориальных признаках: челюсти, зубы, парные придатки и специализированные скелетные ткани.

Более века эволюционисты пытались объяснить происхождение этих основных анатомических особенностей, которые внезапно появляются в ископаемых остатках без предшественников. Относительно происхождения челюстей, эволюционная проблема была точно сформулирована в недавнем издании книги об эволюции позвоночных:

«Как произошло крупное преобразование ”бесчелюстных присосок” в ”чудовищ-хищников” Мирового океана, включая эволюцию организованных зубных рядов и челюстей?»2

Откуда взялись челюсти?

Рисунок 1. МиногаКлассическая идея эволюционистов заключается в том, что челюсти каким-то образом эволюционировали из жаберных дуг так называемой примитивной рыбы. В бесчелюстных рыб (Agnatha), таких как миноги (рис. 1) и миксины (рис. 2), жаберные щели находятся непосредственно за ртом и отделены друг от друга хрящевыми дугами, уникально сконструированными шарнирными скелетными элементами, позволяющими жабрамРисунок 2. Миксина функционировать. 

Удивительно спроектированные жабры позволяют рыбам дышать под водой, втягивая богатую кислородом воду через рот и проводя ее через жабры.

Согласно эволюционной теории, у гипотетического предка позвоночных с девятью жабрами и восемью жаберными дугами, три жаберные дуги, ближайшие ко рту, трансформировались в три основных компонента примитивной челюсти – очевидны огромные анатомические изменения или эволюционный скачок.2 3 

Самый простой воображаемый сценарий показывает, что эти три дуги каким-то образом смогли эволюционировать, образовав основную часть верхней челюсти, основную часть нижней челюсти и новую кость черепа со специализированной суставной ямкой для сустава нижней челюсти.

Значительные модификации черепа, необходимые для работы челюсти, делают эволюционный ребус еще сложнее, как отмечалось в недавней работе:

«Эволюция верхней челюсти также требует более детального изучения, поскольку ее модификация, как представляется, является более сложной, чем нижней челюсти».4

И это не говоря уже об узкоспециализированных мышцах, неврологических особенностях и связках, которые необходимы для того, чтобы это все заработало.

Неудивительно, что спекуляции в кругах советских ученых противоречат огромной сложности этой системы, которая как-то возникает вследствие случайных эволюционных процессов. В недавнем учебнике по эволюции позвоночных отмечается:

«Эволюция процессов развития, что породили челюсти с суставами, является [sic] очень противоречивой».2

Бесчелюстная панцирная рыба

Светские ученые предположили, что следующей ступенью эволюционной прогрессии от миног и миксин есть остракодермы, вымершая группа, известная как бесчелюстные панцирные рыбы.

У остракодерм головы были покрыты костным щитком, и их разделяют на три основные группы. Одна группа, известная как гетеростраки, считается более примитивной из всех трех и имела два панцирных щитка, которые закрывали их тела сверху и снизу. Они также имели ряд уникальных и необычных чешуек, которые образовывали различные узоры по бокам тела, которые различались в зависимости от вида.

Две другие группы вымерших панцирных бесчелюстных рыб называются галеаспидами и остеостраками. Эволюционисты утверждают, что остеостраки были более развитыми, чем гетеростраки, поскольку у них была боковая линия, которая помогала контролировать плавание. Остеостраки были как придонными, так и свободноплавающими рыбами.

В недавней статье зоолог ICR Фрэнк Шервин писал, как исследования показали уникальные гидродинамические свойства различных видов остеостраков, которые помогали этим животным приспосабливаться к различным уровням океанической экосистемы.5

На этом этапе нашего продвижения по мифическому эволюционном дереву позвоночных мы не видим никаких признаков челюстей и все еще находимся в инфратипе Agnatha. Однако наличие чрезвычайно сложных панцирных рыб с удивительными чертами, которых даже сегодня нет среди живых видов, смущает эволюционистов, поскольку эти черты внезапно появляются в окаменелостях полностью сформированными и неповторимо сложными.

Внезапное появление челюстей у панцирных рыб

Далее на эволюционном дереве находится группа панцирных рыб, которые называются плакодермы и появляются в позднесилурийской системе примерно 440 млн лет назад согласно светским датировкам (рис. 3). Что делает плакодерм настолько интересными, такРисунок 3. Плакодерма это то, что они имеют полностью развитые челюсти.

Эволюционисты не имеют понятия, откуда взялись эти челюсти у плакодерм. И что еще хуже, бесчелюстные панцирные рыбные остракодермы – вероятные предки челюстных рыб – жили рядом с плакодермами в течении около 30 млн лет. И за этот период никогда не было найдено абсолютно никаких доказательств переходной получелюстной рыбы.

Плакодермы были удивительными существами и оставили после себя впечатляюще хорошо сохранившиеся окаменелости. Голова и грудь были покрыты шарнирными панцирными пластинами, а остальное тело – чешуйками или кожей в зависимости от вида. Их челюсти часто состояли из одной кости и были достаточно сложными, некоторые, казалось бы, такие же острые, как ножницы. В других даже были настоящие зубы.

Плакодермы также были уникальны тем, что имели тазовые или брюшные плавники. Виды плакодерм были очень разнообразными и многочисленными в девонской системе, но исчезли в конце девона в результате огромного вымирания 359 млн лет назад по эволюционной шкале.

Однако эволюционная история плакодерм становится еще более запутанной, так как согласно ископаемым данным, они также сосуществовали с так называемыми более современными костными рыбами. В одном эволюционном труде отмечалось, что «широкий спектр плакодерм сосуществовал с легочными рыбами и примитивными лучеперыми рыбами».6

Большое Разделение

Важный вопрос, непосредственно связанный с происхождением челюстей у позвоночных, создает еще одну загадку для эволюции. Так называемое основное разделение между позвоночными и одна из самых кричащих аномалий гипотетического эволюционного дерева гнатостом происходит между хрящевыми рыбами Chondrichthyes (акулы, скаты и химеры) и костными рыбами Osteichthyes. Этот мифический переход между хрящевыми и костными рыбами состоялся внезапно в конце силура.

Эволюционисты сетуют, что это резкое появление одновременно хрящевых и костных рыб, не имея эволюционных предшественников, оставило «огромную временную и эволюционную пропасть между современными родами».7 Многие попытки найти переходные формы для таких челюстных рыб, как плакодермы, в конечном итоге показали, что уникальные черты этих животных были совсем не переходными, а «специализированными, а не примитивными при филогенетическом исследовании».7

Это касается и эволюционной истории от жаберных-дуг-к-челюсти, поскольку некоторые рыбы, такие как акулы и миноги, имеют несколько жаберных отверстий, тогда как костные рыбы имеют по одному жаберному отверстию с каждой стороны.

Окаменелости совершенно не поддерживают эволюционный переход от бесчелюстных к челюстным позвоночным. Основные группы рыб – бесчелюстные рыбы, плакодермы, хрящевые рыбы, колючкозубые акулы (acanthodii), лучеперые и лопастепёрые рыбы – все сосуществовали во время так называемой эры рыб, известной как девонская система, без переходных форм между группами.

Более конкретно – данные об эволюции челюсти отсутствуют. Челюстные рыбы появляются внезапно в летописи окаменелостей. Эволюционисты признали этот нынешний палеонтологический кризис, заявив:

«Относительно идей о происхождении гнатостом, в настоящее время мы в состоянии поиска... запутанный клубок происхождения челюстных позвоночных продолжает бросать вызов исследователям».6

Мегапоследовательность Kaskaskia объясняет девонские окаменелости

Итак, как нам объяснить пять различных групп челюстных рыб вместе с новыми видами панцирных бесчелюстных рыб, которые внезапно появляются в летописи окаменелостей эволюционно короткого раннего девона? И если эволюция не может объяснить эту огромную загадку ископаемых рыб, что может предложить нам креационизм?

Ответ заключается в том, что креационная наука дает убедительное объяснение. Геолог ICR доктор Тим Клэри продемонстрировал в своем исследовании глобальной геологической колонны, что начало девона соответствует первоначальному осадочному отложению мегапоследовательности Kaskaskia.8 Она является третьей мегапоследовальностью и следует за Sauk и Tippecanoe. Исследовательская группа ICR's Column Project продемонстрировала, что каждая мегапоследовательность демонстрирует постепенное увеличение покрытия поверхности континентов. Это указывает на то, что волны, похожие на цунами, становились все выше и выше, и, вероятно, все большее количество воды покрывала континенты.8

Итак, очевидно, именно Kaskaskia перенесла глубоководных животных, по сравнению с двумя предыдущими мегапоследовательностями – вот и внезапное появление такого количества видов рыб. Океанические существа, которые живут в морских прибрежных экосистемах, были перенесены и захоронены в этих отложениях во время Глобального потопа. И это именно то, что мы видим.

Если учесть, что все разновидности сложных существ, включая рыб, были созданы по роду своему, и огромное разнообразие морских обитателей катастрофически было похоронено в водах Глобального потопа – в основном благодаря экологической зональности – окаменелости идеально вписываются в свои места. Разгадка тайны челюстных рыб находится в книге Бытие.

Вас также может заинтересовать:

Ссылки:

  1. Tomkins, J. P. 2021. The Fossils Still Say No: The Origin of Vertebrates. Acts & Facts. 50 (1): 10-12.

  2. Dial, K. P., N. Shubin, and E. L. Brainerd, eds. 2015. Origin of the Vertebrate Dentition: Teeth Transform Jaws into a Biting Force. In Great Transformations in Vertebrate Evolution. Chicago, IL: The University of Chicago Press.

  3. Benton, M. J. 2015. Early Palaeozoic Fishes. In Vertebrate Paleontology. West Sussex, UK: John Wiley & Sons Ltd.

  4. Fish, J. L. 2019. Evolvability of the vertebrate craniofacial skeleton. Seminars in Cell and Developmental Biology. 91: 13-22.

  5. Sherwin, F. 2020. Osteostracans Aren’t Ancestors. Acts & Facts. 49 (12): 14.

  6. Ahlberg, P. E. 2009. Birth of the jawed vertebrates. Nature. 457: 1094-1095.

  7. Brazeau, M. D. and M. Friedman. 2015. The origin and early phylogenetic history of jawed vertebrates. Nature. 520 (7548): 490-497.

  8. Clarey, T. 2020. Carved in Stone: Geological Evidence of the Worldwide Flood. Dallas, TX: Institute for Creation Research, 234-255.