Генетика
Креацентр > Статьи > Генетика > Информация в живых организмах

Информация в живых организмах

Вокруг нас существует огромное разнообразие форм жизни, и даже простой одноклеточный организм гораздо сложнее и целенаправленнее устроен, чем все, что может произвести человеческая изобретательность. Материя и энергия являются основными предпосылками для жизни, но они не могут быть использованы для различения живых и неживых систем.

Центральной характеристикой всех живых существ является содержащаяся в них «информация», которая регулирует все жизненные процессы и функции размножения. Передача информации играет фундаментальную роль во всех живых организмах. Когда, например, насекомые переносят пыльцу с одного цветка на другой, это в первую очередь процесс передачи информации (передается генетическая информация); фактический используемый материал не имеет никакого значения. Хотя информация имеет большое значение для жизни, сама по себе она вовсе не является полным описанием жизни.

Человек, несомненно, является самой сложной системой обработки информации, существующей на Земле. Общее число битов, обрабатываемых ежедневно во всех событиях обработки информации, происходящих в человеческом теле, составляет 3 × 1024. Это включает в себя все преднамеренные, а также все непроизвольные действия, причем первая включает в себя использование языка и информации, необходимой для контроля произвольных движений, а вторая включает в себя контроль над внутренними органами и гормональными системами. Количество битов, ежедневно обрабатываемых в человеческом теле, более чем в миллион раз превышает общий объем человеческих знаний, хранящихся во всех библиотеках мира, что составляет около 1018 бит.

Необходимые условия для жизни

Основными строительными блоками живых существ являются белки, которые состоят всего из 20 различных аминокислот. Эти кислоты должны быть расположены в очень определенной последовательности для каждого белка. Существует невообразимо много возможных цепей, состоящих из 20 аминокислот в произвольных последовательностях, но только некоторые очень специальные последовательности имеют смысл в том, что они обеспечивают белки, необходимые для жизнедеятельности. Эти белки используются организмом и встроены в него, служа строительными материалами, запасами, носителями энергии, рабочими и транспортными веществами. Они являются основными веществами, составляющими материальные части живых организмов, и включают в себя такие важные соединения, как ферменты, антитела, пигменты крови и гормоны. Каждый орган и каждый вид жизни имеет свои собственные специфические белки, и в человеческом организме насчитывается около 50 000 различных белков, каждый из которых выполняет важные функции. Их структура, а также соответствующие «химические фабрики» в клетках должны быть закодированы таким образом, чтобы синтез белка мог протекать оптимально, сочетая правильные количества необходимых веществ.

Структурные формулы 20 различных аминокислот, которые служат химическими строительными блоками для белков, обнаруженных у всех живых существ, приводятся в книге In sechs Tagen vom Chaos zum Menschen (За шесть дней от хаоса к человечеству, стp. 143). Если определенный специфический белок должен быть произведен в клетке, то клетке должна быть сообщена химическая формула, а также химические процедуры для его синтеза. Точная последовательность отдельных строительных блоков чрезвычайно важна для живых организмов, поэтому инструкции должны быть написаны в письменной форме. Для этого требуется система кодирования, а также необходимое оборудование, которое может декодировать информацию и выполнять инструкции для синтеза. Минимальные требования:

Рисунок 16. 20 аминокислот, присутствующих в живых системах, приведены в алфавитном порядке вместе с их международными трехбуквенными сокращениями. Кодовые комбинации (триплеты), которые дают начало соответствующей кислоте, указаны в правой колонке.

— Для компиляции информации требуется система кодирования, и эта система должна быть способна однозначно идентифицировать все соответствующие аминокислоты с помощью стандартного набора символов, которые должны оставаться постоянными.

—Для любой части информации эта информация должна включать точно определенную семантику, прагматику и апобетику.

— Должен существовать физический носитель, способный хранить всю необходимую информацию в минимально возможном пространстве.

Названия 20 аминокислот, встречающихся в живых существах, и их международно-признанные трехбуквенные сокращения приведены на рисунке 16 (например, Ala для аланина). Примечательно, что используется именно этот код с четырех различных букв; эти четыре буквы расположены в «словах» из трех букв каждый, чтобы однозначно идентифицировать аминокислоту. Наша следующая задача — определить, является ли эта система оптимальной или нет.

Носителем информации является молекула ДНК (дезоксирибонуклеиновая кислота), которая напоминает двойную спираль, как показано на рис.17. Волокно ДНК имеет толщину всего около двух миллионных долей миллиметра, так что его едва можно увидеть с помощью электронного микроскопа. Химические буквы A, G, T и C расположены на этой информационной ленте, и количество информации настолько велико в случае человеческой ДНК, что она протянулась бы от Северного полюса до экватора, если бы была напечатана на бумаге, используя стандартные размеры букв. ДНК структурирована таким образом, что ее можно реплицировать каждый раз, когда клетка делится надвое. Каждая из двух дочерних клеток должна обладать идентичной генетической информацией после процессов деления и копирования. Эта репликация настолько точна, что ее можно сравнить с 280 клерками, копирующими всю Библию последовательно, один за другим, причем, самое большее, одна единственная буква была перенесена ошибочно во всем процессе копирования.

Рисунок 17. Способ хранения генетической информации. Слева «химическая бумага» изображена в виде длинной сахаро-фосфатной цепи с четырьмя химическими буквами: А, Т, С и G. Фактическая структура и размеры молекулы ДНК видны сверху.

Когда цепочка ДНК реплицируется, двойная нить разматывается, и в то же время комплементарная нить строится на каждой отдельной нити, так что в конечном итоге появляются две новые двойные нити, идентичные исходной. Как видно из рисунка 17, A дополняет T, а C — G.

Одно деление клетки длится от 20 до 80 минут, и за это время вся молекулярная библиотека, эквивалентная тысяче книг, копируется правильно.

Генетический код

Теперь мы обсуждаем вопрос о разработке подходящей системы кодирования. Например, сколько разных букв требуется и какой длины должны быть слова для оптимальной работы? Если была принята определенная система кодирования, то ее следует строго придерживаться, поскольку она должна быть созвучна чрезвычайно сложным процессам перевода и реализации. Таблица на рис. 19 содержит только самые интересные 25 вариантов, но ее можно бесконечно растягивать вниз и вправо. Каждое поле представляет собой определенный метод кодирования, например, если n = 3 и L = 4, то мы имеем троичный код с 3 разными буквами. В этом случае слово для идентификации аминокислоты будет иметь длину L = 4, что означает, что квартеты из 4 букв представляют одно слово. Если мы теперь хотим выбрать лучший код, то должны быть выполнены следующие требования:

— Место для хранения в ячейке должно быть минимальным, чтобы код мог экономить на необходимом материале. Чем больше букв требуется для каждой аминокислоты, тем больше материала требуется, а также больше места для хранения.

— Описанный выше механизм копирования требует, чтобы n было четным числом. Таким образом, для репликации каждой из двух нитей ДНК в комплементарные нити необходим алфавит с четным числом букв. Для ограничения ошибок копирования во время очень многих событий репликации необходимо предусмотреть некоторую избыточность.

— Чем длиннее используемый алфавит, тем сложнее должны быть механизмы реализации. Это также потребовало бы больше материала для хранения, и число ошибок копирования возросло бы.

Рисунок 18. Химическая формула инсулина. Цепь А состоит из 21 аминокислоты, а цепь В — из 30 аминокислот. Три из 20 аминокислот, присутствующих в живых организмах, отсутствуют (Asp, Met, Try), две встречаются шесть раз (Cys, Leu), одна пять раз (Glu), три встречаются четыре раза (Gly, Tyr, Val) и т. д. Эти две цепи соединены двумя дисульфидными мостиками. Инсулин является незаменимым гормоном, его основная функция заключается в поддержании нормального содержания сахара в крови на уровне 3,9-6,4 ммоль/л (70-115 мг/дл).

В каждом поле рисунка 19 в левом верхнем углу отображается число возможных комбинаций для различных слов. 20 аминокислот требуют, по меньшей мере, 20 различных возможностей, и, согласно теории Шеннона, требуемое информационное содержание каждой аминокислоты может быть вычислено следующим образом: для 20 аминокислот среднее информационное содержание будет iA ≡ iW ≡ ld 20 = log 20/log 2 = 4,32 бит на аминокислоту (ld-логарифм с основанием 2).

Рисунок 19: теоретическая возможность построения кода, состоящего из слов одинаковой длины. Каждое поле (блок) представляет собой определенную систему кодирования, обозначенную числом различных букв n и длиной слова L.

Если четыре буквы (квартеты) представлены в двоичном коде (n = 2), то (4 буквы на слово) x (1 бит на букву) = 4 бита на слово, что меньше требуемых 4,32 бита на слово. Этот предел обозначен косой линией на рис. 19. Шесть полей, примыкающих к этой строке, пронумерованные от 1 до 6, являются лучшими кандидатами. Все другие поля, лежащие дальше справа, также можно было бы рассмотреть, но они потребовали бы слишком много материала для хранения. Так что нам остается рассмотреть только шесть пронумерованных случаев.

В принципе, можно использовать квинтеты двоичных кодов, в результате чего получается в среднем 5 бит на слово, но процесс репликации требует четного числа символов. Таким образом, мы можем исключить троичный код (n = 3) и двоичный код (n = 5). Следующий кандидат — двоичный код (№2), но он требует слишком много материала для хранения по отношению к № 4 (четвертичный код с использованием триплетов), пять символов против трех означают избыток 67%. На данном этапе у нас есть только два оставшихся кандидата из большого числа возможных, а именно № 4 и № 6. И наш выбор падает на № 4, который представляет собой комбинацию триплетов из четвертичного кода, имеющего четыре разных буквы. Хотя № 4 имеет недостаток, требующий на 50% больше материала, чем № 6, он имеет преимущества, которые более чем компенсируют этот недостаток, а именно:

— При использовании шести различных символов требования к распознаванию и переводу становятся непропорционально более сложными, чем при использовании четырех букв, и поэтому для этих целей требуется гораздо больше материала.

— В случае № 4 информационное содержание слова составляет 6 бит на слово, а в случае № 6 —  5,17 бит на слово. Таким образом, результирующая избыточность становится больше, и это обеспечивает большую точность передачи информации.

Вывод: используемая для живых существ система кодирования оптимальна с инженерной точки зрения. Этот факт усиливает аргумент о том, что это было проявление целенаправленного замысла, а не случайности.

Происхождение биологической информации


Рисунок 20: упрощенное представление циклического информационного управляемого процесса, происходящего в живых клетках. Перевод основан на прагматике, но он участвует в циклическом процессе семантической информации, поскольку синтез ДНК может происходить только при ферментативном катализе. Этот набросок ясно показывает, что такой циклический процесс должен был быть завершен с самого начала и не мог возникнуть в непрерывном процессе. Структура этого примера сложной системы передачи информации также соответствует рисунку 24.

Мы находим уникальную систему кодирования и определенный синтаксис в каждом геноме.1 Система кодирования состоит из четырех химических символов для букв определенного алфавита, а синтаксис включает триплеты, представляющие определенные аминокислоты. Генетическая синтаксическая система также использует структурные единицы, такие как экспрессоры, репрессоры и операторы, и таким образом выходит далеко за пределы этих двух аспектов (4 символа и триплетные слова). Это еще не полностью понято. Известно, что информация в клетке проходит через циклический процесс (рис.20), но семантика этого процесса еще не понята в случае человека. Расположение многих функций хромосом или генов известно, но мы еще не понимаем генетического языка. Поскольку семантика задействована, это означает, что прагматика также должна быть выполнена. Семантика инвариантна, что видно по сходству (а не тождеству!) однояйцевых близнецов. Если внимательно рассмотреть живые организмы во всей их полноте, а также в отдельных деталях, то целенаправленность очевидна. Таким образом, апобетический аспект очевиден для любого человека; он включает в себя наблюдение, что информация никогда не возникает случайно, но всегда воспринимается целенаправленно.

Замещающая функция информации также удовлетворяется, поскольку триплеты в молекуле ДНК представляют собой те аминокислоты, которые будут синтезированы на более позднем этапе для включения в белки (сами аминокислоты отсутствуют). Теперь мы можем установить важную теорему:

Биологическая информация — это не исключительный вид информации, но она отличается от других систем тем, что имеет очень высокую плотность хранения и, очевидно, использует чрезвычайно изобретательные концепции.

Ясно, что информация, присутствующая в живых организмах, требует интеллектуального источника. Человек не мог быть этим источником, поэтому единственная оставшаяся возможность заключается в том, что должен был существовать Творец. Теперь мы можем сформулировать следующие теоремы:

Информация, присутствующая в живых существах, должна была иметь ментальный источник.

Следствием этой теоремы является:

Любая модель происхождения жизни (и информации), основанная исключительно на физических и/или химических процессах, изначально ложна.

В своем школьном учебнике Р. Юнкер и С. Шерер устанавливают базовый тип, который должен был быть «уже-готовым». Этот результат, который требует, чтобы информационное содержание живых существ было полным с самого начала,  и это является биологически обоснованным. Полученные теоремы о природе информации соответствуют этой модели.

Материалистические представления и модели происхождения биологической информации

Вопрос «Как возникла жизнь?», который интересует нас всех, неразрывно связан с вопросом «Откуда взялась эта информация?» Со времени открытий Джеймса Д. Уотсона (1928) и Фрэнсиса Х. К. Крика (1916) современные исследователи все больше понимали, что информация, находящаяся в клетках, имеет решающее значение для существования жизни. Любой, кто хочет сделать осмысленные заявления о происхождении жизни, будет вынужден объяснить, как возникла эта информация. Все эволюционные взгляды принципиально неспособны ответить на этот важнейший вопрос.

Философия, согласно которой жизнь и ее происхождение являются чисто материальными явлениями, в настоящее время доминирует в биологических науках. Ниже приводятся слова некоторых авторов, которые поддерживают эту точку зрения.

Жан-Батист де Ламарк (1744-1829), французский зоолог и философ, писал: «Жизнь есть не что иное, как физическое явление. Все признаки жизни происходят из механических, физических и химических процессов, которые основаны на свойствах самой органической материи» (Philosophie Zoologique, Paris, 1809, т. 1).

Немецкий микробиолог R.W. Kaplan придерживается аналогичной материалистической точки зрения: «Жизнь осуществляется различными частями системы, которые определенным образом взаимодействуют друг с другом. … Жизнь может быть полностью объяснена в терминах свойств этих частей и их неизбежных взаимодействий. … Происхождение жизни может быть объяснено в терминах гипотез, полностью описывающих последовательность событий с момента возникновения протобионтов, и факт, что все эти события могут быть выведены из физических, химических и других законов, которые справедливы для материальных систем».

Manfred Eigen (1927), Нобелевский лауреат из Геттингена, обсуждает вопросы о жизни с точки зрения молекулярной биологии, в качестве отправной точки выдвигая необоснованный постулат о том, что естественные законы контролируют происхождение жизни. В своей работе о самоорганизации материи он использует внушительный массив формул, но не поднимается выше уровня статистической информации. Этот объемистый труд, таким образом, бесполезен и не отвечает ни на какие вопросы о происхождении информации и жизни. Он пишет: «Информация возникает из неинформации». Это утверждение есть не что иное, как признание материализма, и оно не выдерживает испытаний, требуемых действительностью.

Franz M. Wuketits определяет целевую аудиторию своей книги  следующим образом: «… не только биологи и теоретики, но в равной мере ученые и философы, да и все, кто интересуется приключениями современной науки». Затем он представляет так называемую «эволюционную теоретическую науку», претендующую на начало новой коперниковой революции. До настоящего времени великие научные результаты были получены путем наблюдения, измерения и взвешивания, как это было сделано, например, Коперником, Галилеем, Ньютоном, Эйнштейном, Борном и Планком. В своей системе Вукетитс следует обратным путем: его отправной точкой является предположение, что эволюция истинна, так что все природные явления должны быть интерпретированы через эти очки. Он пишет во введении к своей книге:

«Фундаментальная истина биологической эволюции принимается заранее, да, мы заранее предполагаем, что принцип эволюции универсален, что он так же действителен в доорганической области, как и в органической, и что он может быть распространен на сферы психологии, социологии и культуры. Если мы согласимся с тем, что эволюционный взгляд справедлив также и для человеческого разума и познания, то эволюционные идеи могут быть также применены к анализу тех явлений, которые обычно считаются принадлежащими к теоретической науке. В результате этот взгляд становится тогда относительно более важным в оценке прогресса научных исследований. Таким образом, мы приходим к эволюционной теории науки, теории человеческого знания, которая относится к эволюционному утверждению самой себя».

Если бы такие утверждения основывались на достаточном количестве фактов, то можно было бы, пожалуй, согласиться с выводами, но последовал обратный процесс: все явления природы помещены под всеобъемлющий эволюционный зонт. Ученые, которые подчиняются такому ментальному корсету и поддерживают его некритически, унижают себя до простых вассалов материалистической философии. Однако наука должна быть подчинена только истине, а не заранее запрограммированной глупости. Эволюционная теория запрещает любое упоминание о планирующем духе как целенаправленной первопричине в естественных системах и стремится заключить все науки в смирительную рубашку, называемую «самоорганизацией материи». Wuketits поддерживает эволюционную теорию с почти идеологическим пылом и обвиняет всех, кто претендует на научность и говорит о «планирующих духах» или о «проектировщике» в природе, в распространении басен. Он хочет изгнать мысли о «завершенности» и о «конечных и целенаправленных причинах» из науки и из сферы всех серьезных школ мысли.

Значительная часть всех ученых, которые занимаются космологическими вопросами и вопросами происхождения, поддерживают эволюционную точку зрения до такой степени, что известный американский биоинформатик Hubert P. Jockey сетует на то, что литература в этой области полностью поддерживает ее. Он пишет в журнале Теоретическая биология [т. 91, 1981, стр. 13]:

«Ведь наука не имеет ни малейшего представления о том, как возникла жизнь на Земле. … Было бы только честно признаться в этом другим ученым, грантодателям и широкой публике. Видные ученые, выступающие ex cathedra, должны воздерживаться от поляризации умов студентов и молодых продуктивных ученых с утверждениями, которые основаны исключительно на убеждениях».

Учение об эволюции определенно не является жизнеспособным научным лейтмотивом (руководящим принципом); даже известный теоретик Карл Поппер однажды охарактеризовал его как «метафизическую исследовательскую программу». Это утверждение столь же примечательно, сколь и честно, потому что сам Поппер поддерживает эволюцию.

Теперь мы обсудим некоторые теоретические модели, которые предполагают, что информация может происходить из материи.

Рисунок 21: молекулярно-дарвинистские представления о происхождении информации по Р. Докинзу и Б. О. Кюпперсу.

Кумулятивный/накопительный отбор (лат. cumulare = собираться): Ричард Докинз, британский неодарвинист, возрождает исторический пример обезьян, стучащих на пишущей машинке, и заменяет их «компьютерными обезьянами». Как показано на рис. 21, он начинает со случайной последовательности из 28 букв  и стремится продемонстрировать, как заранее выбранная фраза из Шекспира «Methinks it is like a weasel» может быть получена путем мутации и отбора. Случайная начальная последовательность с требуемым количеством букв копируется многократно, допуская случайные ошибки копирования (представляющие собой мутации). Компьютерная программа проверяет все «дочерние» предложения и выбирает то, которое больше всего напоминает целевое предложение. Этот процесс впоследствии повторяется для получившихся «победных предложений», пока в конечном итоге, после 43 «поколений», цель не будет достигнута.

Существует множество новых книг об Иисусе, которые постоянно представляют странные новые и ложные идеи, противоречащие Новому Завету. Профессор Klaus Berger из Гейдельбергской теологической школы заметил (1994): «Пожалуйста, купите и прочтите такую книгу, тогда вы поймете, какая степень доверчивости вам приписывается». С таким же рвением Докинз публикует свои легко обнаруживаемые заблуждения относительно способа происхождения информации. Поэтому необходимо полностью обсудить его представление, чтобы вы, читатель, могли видеть, какое слабоумие приписывается вам.

На первых страницах своей книги Докинз подготавливает читателя до бесцельности живых структур: «Биология — это изучение сложных материй, которые, по-видимому, были разработаны целенаправленно». Далее он выбирает целевое предложение, и вся его программа направлена на достижение этой цели. В эту игру можно играть с любой случайной начальной последовательностью, и цель всегда будет достигнута, потому что программирование фиксировано. Даже количество букв указано заранее. Очевидно, что никакой информации не генерируется; напротив, она была предопределена. B.O. Küppers играет в подобную эволюционную игру: заданное целевое слово evolutionstheorie появляется дважды (см. правую часть рисунка 21). Из третьей теоремы должно быть ясно, что случайные процессы не могут порождать информацию.

Генетические алгоритмы: так называемые «генетические алгоритмы» — это еще один способ объяснить, как информация могла возникнуть в материи. Сочетание слов намеренно выбрано из биологии и численной математики, чтобы предположить, что эволюционные события описываются математически. На самом деле речь идет о чисто численном методе, используемом для оптимизации динамических процессов. Этот метод может быть использован для нахождения многократного приблизительно максимального значения аналитической функции

 численно (например, f (x, y) = yx – x4) или оптимального маршрута коммивояжера. Таким образом, эффекты мутации и отбора могут быть смоделированы с помощью компьютера. Используя заранее определенные выборки битов (последовательности нулей и единиц), каждая позиция рассматривается как ген. Затем образец модифицируется (мутирует), позволяя различным генетическим операторам влиять на битовую строку (например, кроссовер). Затем к каждому результату применяется «функция приспособленности», принятая для процесса эволюции. Следует отметить, что этот генетический алгоритм является чисто численным методом расчета, а вовсе не алгоритмом, описывающим реальные процессы в клетках. Численные методы не могут описать происхождение информации.

Эволюционные модели происхождения генетического кода: мы находим в очень многих публикациях предположения о том, как генетический код мог возникнуть, но до настоящего времени никто не смог предложить ничего лучшего, чем чисто воображаемые модели. Эмпирически еще не было показано, как информация может возникнуть в материи, и этого никогда не произойдет.

Ученые против эволюции

К счастью, число ученых, отвергающих эволюционные взгляды и дилеммы, растет. Это число включает в себя всемирно известных экспертов, из которых следуют некоторые цитаты. В книге «New Scientist» британский астрофизик сэр Fred Hoyle, один из самых известных современных космологов, выражает свою озабоченность по поводу привычных представлений под названием «Большой взрыв в астрономии» (стp. 523-524):

«Но интересные кварковые преобразования почти сразу же заканчиваются, и за ними следует небольшая, довольно простая ядерная физика, за которой следует что? Непонятное расширение, которое адиабатически деградирует, пока не станет неспособным вообще что-либо делать. Представление о том, как образуются галактики, за которыми следует активная астрономическая история, является иллюзией. Ничего не образуется, эта штука мертва, как дверной гвоздь. … Главная идея заключается в том, что, хотя внешние скорости поддерживаются свободным взрывом, внутренних движений нет. Внутренние движения адиабатически затухают, и расширяющаяся система становится инертной, именно поэтому космология Большого взрыва приводит к вселенной, которая мертва почти с самого начала».

Эти взгляды соответствуют выводам Hermann Schneider, физика-ядерщика из Гейдельберга, который критически оценил теорию Большого взрыва с физической точки зрения. Он заключает: «В эволюционной модели естественные законы должны описывать происхождение всех вещей в макро- и микрокосмосе, а также их действие. Но это перегружает законы природы».

Fred Hoyle делает следующие замечания о широко цитируемом первобытном бульоне, в котором жизнь предположительно развивалась в соответствии с эволюционными ожиданиями (стp. 526):

«Я не знаю, сколько времени пройдет, прежде чем астрономы вообще признают, что комбинаторное расположение даже одного из многих тысяч биополимеров, от которых зависит жизнь, не могло быть достигнуто естественными процессами здесь, на Земле. Астрономам будет немного трудно понять это, потому что биологи будут убеждать их, что это не так, а биологов, в свою очередь, будут убеждать другие, что это не так. «Другие» — это группа людей, которые совершенно открыто верят в математические чудеса. Они отстаивают веру в то, что в природе, за пределами обычной физики, существует закон, который творит чудеса».

В своей книге Synthetische Artbildung (Синтетическое образование видов) профессор Heribert Nilsson, ботаник из Лундского университета в Швеции, описывает эволюционную доктрину как препятствие для развития точной биологии:

«Конечным результатом всех моих исследований и дискуссий является то, что теория эволюции должна быть отброшена полностью, потому что она всегда приводит к крайним противоречиям и запутанным последствиям при проверке эмпирических результатов исследований по формированию различных видов живых форм и связанных с ними областей. Это утверждение взволновало бы многих людей. Более того: мой следующий вывод состоит в том, что теория эволюции вовсе не является доброкачественной натурфилософской школой мысли, а представляет собой серьезное препятствие для биологических исследований. Как показывают многочисленные примеры, это фактически мешает делать логические выводы даже из одного набора экспериментального материала. Поскольку все должно быть подогнано, чтобы соответствовать этой спекулятивной теории, точная биология не может развиваться».

Профессор доктор Bruno Vollmert из Карлсруэ, специалист в области макромолекулярной химии, показал, что все эксперименты, претендующие на поддержку эволюции, упускают суть вопроса:

«Все до сих пор опубликованные эксперименты по поликонденсации нуклеотидов или аминокислот не имеют отношения к проблеме эволюции на молекулярном уровне, поскольку они были основаны на простых мономерах, а не на «первобытных бульонах», полученных из экспериментов Миллера. Но эксперименты по поликонденсации с первобытными бульонами или растворенной смесью веществ из них столь же излишни, как и попытки построить вечные двигатели».

Французский нобелевский лауреат A. Lwoff отмечал, что каждый организм может функционировать только в терминах сложной сети доступной информации:

«Организм — это система взаимозависимых структур и функций. Он состоит из клеток, а клетки состоят из молекул, которые должны плавно взаимодействовать. Каждая молекула должна знать, что делают другие. Он должен уметь принимать сообщения и действовать в соответствии с ними».

Рассматривая источник этой информации, мы можем теперь сформулировать следующую теорему, которая основана на исследованиях многих тысяч человеко-лет:

Нет ни одного известного закона природы, ни одного известного процесса, ни одной известной последовательности событий, которые могут вызвать возникновение информации в материи.

Таким было заключение Седьмой международной конференции по происхождению жизни, проведенной совместно с четвертым конгрессом «Международного общества по изучению происхождения жизни» (ISSOL) в г. Майнц, Германия. В таких случаях ученые со всего мира обмениваются своими последними результатами. В своем обзоре конгресса Klaus Dose пишет: «Остается еще одна загадка, а именно вопрос о происхождении биологической информации, т. е. информации, находящейся сегодня в наших генах». Даже физические строительные блоки, необходимые для хранения информации, не могут построить сами себя: «Спонтанное образование простых нуклеотидов или даже полинуклеотидов, которые могли быть воспроизведены на добиотической Земле, теперь должно рассматриваться как маловероятное в свете очень многих неудачных экспериментов в этом отношении».

Еще в 1864 году, когда Луи Пастер выступал в Сорбоннском университете в Париже, он предсказал, что теория спонтанного зарождения живых клеток никогда не оправится от смертельного удара, нанесенного его экспериментами. В этой связи Klaus Dose делает не менее важное заявление: «Доклад Майнца может иметь не менее важное историческое воздействие, поскольку впервые большое число ученых однозначно определило, что все эволюционные тезисы о том, что живые системы развились из спонтанно возникших полинуклеотидов, лишены какой-либо эмпирической базы».


Автор: Dr. Werner Gitt

Дата публикации: 2 апреля 2009 года

Источник: Answers In Genesis


Перевод: Недоступ А.

Редактор: Недоступ А., О. Бабицкий

Ссылки:

1. Геном (греч.génos = поколение, вид, наследование): простой (гаплоидный) набор хромосом клетки; совокупность всех генов клетки.

Написать коментарий