Антропология
Креацентр > Статьи > Антропология > Делая людей из обезьян: австралопитеки

Делая людей из обезьян: австралопитеки

Самая горькая пилюля для любого христианина, который пытается «помириться» с Дарвином, — это предполагаемая животная родословная человека. Даже многие христиане, некритически воспринимающие эволюционную догму как «Божий способ творения», пытаются возвысить человека и его происхождение над происхождением животных. Эволюционисты пытаются смягчить удар, уверяя нас, что человек произошел не от обезьян (бесхвостых обезьян), а от обезьяноподобных существ. Это всего лишь семантика, как можно видеть из того факта, что многим предполагаемым животным предкам человека были даны научные имена, которые включают слово «pithecus» (производное от греческого «обезьяна»), как и многие живые обезьяны. Например, широко рекламируемый «человеческий предок», известный как «Люси», имеет научное название Australopithecus afarensis (что означает «южная обезьяна из далекого треугольника Африки»), хотя эволюционисты часто называют эту обезьяну «женщиной»! Но какие именно доказательства обезьяньего происхождения человека и насколько они убедительны?

Первое и самое важное, что мы должны понять, это то, что эволюционисты начинают с предположения, что человек действительно развился из обезьян. Ни один палеоантрополог (тот, кто изучает ископаемые свидетельства происхождения человека) не осмелится всерьез поставить вопрос: «Произошел ли человек от обезьян?» Единственный допустимый вопрос: «Из каких обезьян развился человек?» Поскольку эволюционисты, как правило, не верят, что человек произошел от какой-либо из ныне живущих обезьян, они обращаются к вымершим особям в палеонтологической летописи, чтобы предоставить желаемые доказательства. В частности, они ищут любую анатомическую особенность, которая выглядит «промежуточной» между обезьянами и человеком. Ископаемые приматы, имеющие такие признаки, объявляются предками человека (или, по крайней мере, побочными родственниками) и называются «гоминидами». Живые обезьяны, с другой стороны, не считаются гоминидами, они только выглядят как люди. Тем не менее, эволюционисты готовы принять некоторые тривиальные сходства между вымершими обезьянами и людьми как «доказательство» наследственности.

Окаменелости так называемых гоминидов, как правило, на столько фрагментарны и редки, что даже многие из тех, кто осмеливается изучать происхождение человека, никогда не имели с ними дела. Многие научные работы по эволюции человека основаны только на слепках оригинальных образцов (или даже на опубликованных фотографиях, измерениях и описаниях). Естественно, большое значение придается изучению реальных «гоминидных» ископаемых из первых рук, но такие возможности обычно ограничены теми, кому посчастливилось их найти, и теми немногими избранными, которым они дают доступ к своим хрупкими образцами. Поскольку найти предка человека гораздо престижнее, чем предка живой обезьяны (или, что еще хуже, просто вымершей обезьяны), палеоантропологи испытывают огромное давление в следствие чего, решение часто принимается в пользу «гоминидного» статуса для любого из чрезвычайно редких обезьяноподобных ископаемых, которые они находят. Похоже, что живые обезьяны в значительной степени остались, чтобы найти своих собственных предков.

За редким исключением, окаменелости приматов состоят из костей и зубов, а не мягких органов тела. Из-за относительной твердости зубы, челюсти и базальные фрагменты черепа являются наиболее часто встречающимися ископаемыми приматов. Большая часть доказательств обезьяньего происхождения человека основана на сходстве зубов и челюстей. В отличие от человека, обезьяны, как правило, имеют большие резцы и клыки, которые относительно больше, чем их коренные зубы. Кроме того, как правило, существует широкий разрыв между резцами и клыками обезьян. Наконец, челюсти за частую более U-образные у обезьян и более параболические у человека (как арка Сент-Луиса).

Одной из проблем в определении эволюционных «промежуточных звеньев» является нормальный диапазон вариаций, которые наблюдаются как среди ископаемых, так и среди живых видов обезьян и людей. Нормальная человеческая челюсть, например, может варьироваться от параболической (человекоподобной) до U-образной (обезьяноподобной), в то время как некоторые живые виды обезьян, такие как галадские павианы, имеют относительно большие коренные зубы (человекоподобные). Кажется почти несомненным, что зубы говорят нам больше о рационе и привычках питания организма, чем о его предполагаемой эволюции. Тем не менее, впечатлительные художники, не колеблясь, изображают целых «человеко-обезьян» исходя из не более ,чем одного зуба. В начале 1920-х годов «человек-обезьяна» гесперопитекус (который состоял всего из одного зуба) был изображен в Лондонских иллюстрированных новостях в комплекте с женой, детьми, домашними животными и пещерой! Этот зуб, известный как «человек из Небраски», все использовался эволюционистами в качестве убедительного доказательства эволюции человека во время судебного процесса Скоупса в 1925 году. Но в 1927 году были найдены части скелета, и «человек из Небраски» был понижен до вымершей свиньи! (Дело Штат Теннесси против Джона Томаса Скоупса, более известное как «Обезьяний процесс» — судебный процесс, проходивший в 1925—1926 годах в уголовном суде штата Теннеси над школьным учителем из того же города Джоном Скоупсом — прим. ред.)

Наиболее желанным доказательством существования ископаемых «гоминидов» является любая анатомическая особенность, предполагающая двуногость (способность ходить на двух ногах). Люди ходят на двух ногах (как птицы и кенгуру), поэтому любые доказательства прямохождения ископаемых обезьян рассматриваются эволюционистами как убедительные доказательства человеческого происхождения. Отличительная походка человека требует сложной интеграции многих скелетных и мышечных особенностей в наших бедрах, ногах и ступнях. Таким образом, эволюционисты тщательно исследуют тазобедренные кости (таз), бедренные кости (бедро), кости ног (большеберцовая и малоберцовая кости) и ступни (особенно пальцы ног) ископаемых обезьян в попытке обнаружить любые анатомические особенности, совместимые с прямохождением.

Эволюционистов особенно интересует угол, под которым бедро и большеберцовая кость встречаются в колене (называемый углом переноски). Люди могут держать свой вес над ногами во время ходьбы, потому что их бедра сходятся к коленям, образуя угол переноса приблизительно 9 градусов (мы как бы стучим коленями). В отличие от этого, шимпанзе и гориллы имеют широко расставленные ноги с углом переноса по существу 0 градусов. Этим животным удается удерживать вес на ногах при ходьбе, раскачиваясь из стороны в сторону в знакомой «обезьяньей походке». Эволюционисты предполагают, что ископаемые обезьяны с высоким углом переноса (человекоподобные) были двуногими и, таким образом, эволюционировали в человека. Южноафриканские австралопитеки (такие как Люси) считаются нашими предками в основном потому, что у них был угол переноса 15 градусов. Однако сейчас многие эволюционисты утверждают, что такой высокий угол переноса может указывать на то, что австралопитеки были искусными древолазами! Среди нечеловеческих живых приматов самые высокие углы переноски (значения, сравнимые с человеческими) встречаются у орангутанга и паукообразной обезьяны — оба исключительно искусные древолазы, хотя способны, по крайней мере, ходить неуклюжей двуногой походкой на земле. Дело в том, что есть живые древесные обезьяны и обезьяны с некоторыми из тех же анатомических особенностей, которые эволюционисты считают доказательством двуногости, но никто не предполагает, что эти животные являются нашими предками или потомками.

Австралопитеки (особенно «Люси») часто изображаются как имеющие руки и ноги, идентичные современному человеку, и если это было бы правдой, это могло бы сильно повлиять на вопрос человеческого происхождения. Например, манекен «Люси» на выставке «Живой мир» в зоопарке Сент-Луиса показывает практически человеческие руки и ноги на красивом (хотя и волосатом) человекоподобном женском теле с явно обезьяноподобной головой. Люси стоит, выпрямившись, в глубокой задумчивости, опершись правым локтем на запястье согнутой в локте левой руки и подперев подбородок указательным пальцем правой, устремив взгляд вдаль, словно размышляя как Ньютон. Любой некритичный посетитель, увидев этот экспонат, будет склонен думать, что видел настоящую «обезьяно-женщину». Немногие посетители знают, что это искажение того, что известно об ископаемой обезьяне Australopithecus afarensis. В то время как окаменелости «Люси» не хватает обеих рук и ног, несколько других известных образцов A. afarensis включает в себя эти важные кости, и все они свидетельствуют о длинных изогнутых пальцах рук и ног, характерных для древесных приматов. Палеоантропологи Джек Стерн и Рэндалл Сассман (American Journal of Physical Anthropology 60:279-317) сообщили, что руки этого вида «удивительно похожи на руки карликового шимпанзе». Они сообщают, что ноги, как и руки, «длинные, изогнутые и мускулистые», очень похожи на тех живых приматов, которые занимаются лазанием по деревьям, а также двуногостью. Авторы напоминают нам, что ни один живой примат не имеет таких рук и ног «ни для какой иной цели, кроме как для удовлетворения потребностей полной или неполной древесной жизни».

Мы видели, как эволюционисты использовали австралопитицинов, чтобы сделать человека из обезьян, в следующей части мы рассмотрим, как они использовали неандертальца, чтобы сделать обезьян из людей.

 

Автор: д-р Дэвид Ментон

Дата публикации: 21 октября 2017 года

Источник: Answers In Genesis

 

Перевод: Недоступ А.

Редактор: Недоступ А.

Научный редактор: Тупчиенко В.

 

 

 



Написать коментарий