Основы креационизма
Креацентр > Статьи > Основы креационизма > Мысли о благости творения: в каком смысле творение было «совершенным»?

Мысли о благости творения: в каком смысле творение было «совершенным»?

В первые дни молодого земного креационистского движения в ряде публикаций пропагандировалось представление о том, что второй закон термодинамики был введен в результате проклятия. Эта точка зрения была принята, иногда даже слепо, и некоторыми современными креационистами. В этой статье рассматривается коллекция ранних публикаций креационистов, а затем рассматривается вопрос о том, оправданно ли рассматривать высказывание Бога в книге Бытие 1:31 о том, что Его творение было «очень хорошим», как требующее отсутствия тенденции к увеличению энтропии. В статье также рассматривается, есть ли экзегетическое обоснование для связывания проклятия, произнесенного в 3-й главе книги Бытие, с введением второго закона термодинамики. В статье утверждается, что нет никаких реальных библейских доказательств того, что второй закон был неработоспособен до проклятия. Она скорее утверждает, что второй закон действовал с самого начала творения. Однако тенденция к энтропии, скрытая во втором законе, никогда не вступала в противоречие с утверждением Бога о том, что творение «очень хорошо», или, что оно привело к смерти любого существа.

Введение

Второй закон термодинамики является общепризнанным научным принципом. В нем говорится, что в замкнутой системе «каждое естественное преобразование энергии где-то сопровождается потерей доступности энергии для будущего выполнения работы» (Линдсей, 1959, стp. 379). Здесь обнаруживается «общая естественная тенденция всех наблюдаемых систем переходить от порядка к беспорядку» (Линдсей, 1968, стp. 100). Рассматривая следствия второго закона для теории эволюции, креационист Томас Барнс справедливо утверждал, что второй закон термодинамики — это «необратимая тенденция процессов в замкнутой системе идти к низшему порядку» (Барнс, 1966, стp. 5). Он утверждал, что это неизменно приводит к «увеличению случайности, беспорядка и распада, если принять во внимание всю систему. Это означает, что системы бегут вниз по склону, а не вверх; они стремятся бежать вниз» (Барнс, 1966, стp. 5).

В начале современного креационистского движения молодой Земли ряд важных ранних работ продвигал идею о том, что второй закон термодинамики был введен в результате проклятия в 3-й главе книги Бытие. Невозможно сказать, где эта идея на самом деле началась; однако ее появление в книге «Потоп Бытие» Джона Уиткомба и Генри Морриса в 1961 году, вероятно, можно отметить как самое раннее время, когда она появилась в крупной публикации, оказавшей заметное влияние на креационистское движение. Уиткомб и Моррис заявили: «Творение… на самом деле было достигнуто посредством творческих процессов, которые теперь заменяются деградационными процессами, подразумеваемыми во втором законе» (Уиткомб и Моррис, 1961, стр. 224-225). Они приписывали вторжение второго закона проклятием, которое, в конечном счете, явилось результатом греха Адама (ср. Бытие 3:17), то есть «рабство тления», которому мир «покорился» в течение нынешнего века (Римлянам 8:20-22).

Два года спустя, в «Сумерках эволюции», Моррис, обращаясь к универсальности второго закона, утверждал: «Это строго эмпирический закон, который всегда оказывался истинным везде, где его можно было проверить, но для которого нет известного естественного объяснения» (Moррис, 1963, стp. 37). Он продолжил: «Библейское объяснение состоит в том, что оно связано с проклятием Бога на этот мир и всю его систему из-за греха Адама» (Moрис, 1963, стp. 37). Для Морриса прямая связь  проклятия — то есть «второго великого явленного факта земной истории» — со вторым законом была очевидной. Он заявил: «Второй закон термодинамики приближается к научному утверждению о последствиях проклятия» (Moррис, 1963, стp. 58).

Влияние эсхатологии сильно повлияло на точку зрения Морриса. Он говорит, что утверждение «очень хорошо» (Бытие 1:31) «поясняется описанием условий на новой Земле, которые будут созданы Богом после того, как эта нынешняя система исчезнет» (Moррис, 1963, стp. 72). Откровение 21:4 обещает мир, лишенный печали, боли, плача и смерти — все это непосредственно связано с проклятием, как это показано в параллельном утверждении в Откровении 22:3, где говорится: «не будет больше проклятия». Моррис заключает: «Библия учит, что первоначально, когда творение было завершено, в мире не было ни беспорядка, ни распада, ни процесса старения, ни страдания, и самое главное, никакой смерти. Все было ”очень хорошо”» (Moррис, 1963, стp. 37).

Следуя этой линии рассуждений, Моррис далее утверждал, что в небесном государстве «не будет никаких доказательств последствий греха, беспорядка, распада и смерти. Второй закон термодинамики больше не будет управлять физическими процессами» (Moррис, 1963, стp. 72).

Вскоре после работы Морриса Эммет Уильямс ухватился за точку зрения Морриса о связи между проклятием и вторым законом термодинамики. Его выводы были, пожалуй, более экстремальными, чем выводы Морриса. Он писал: «Процесс творения был бы, конечно, прямо противоположен энтропийному принципу современных научных процессов». Точно так же: «Если бы совершенный Святой Бог сотворил; тогда творение было бы совершенным. Здесь было бы совершенство в природе, совершенство во Вселенной, а в твердом состоянии — идеальные кристаллы» (Уильямс, 1966, стp. 23). Это, конечно, прямо противоположно тому, что мы видим сегодня. Уильямс, таким образом, утверждал, что это резкое изменение от порядка к беспорядку «должно было произойти по Божественному указу позже, чем Бытие 1:31. Он сотворил словом всю природу в Бытие, а затем проклял Свое совершенное творение из-за греха человека» (Уильямс, 1966, стp. 23). Что касается физического мира, то он предположил, что «идеально упорядоченные кристаллические материалы, созданные Богом, выродились в атомно-неупорядоченные материалы из-за действия второго закона термодинамики” (Уильямс, 1966, стp. 23).

Становится очевидным тот факт, что Уильямс неизменно рассматривал процессы деградации и распада, подразумеваемые во втором законе, как приводящие к смерти. Он писал: «Смерть заставляет тело вернуться в прах, или, другими словами, тело теперь пришло в равновесие с окружающей средой. Екклезиаст 3:20 был удовлетворен; смерть — это проявление второго закона термодинамики» (Уильямс, 1969, стp. 144). Позднее он предположил: «Второй закон термодинамики — это научное утверждение библейского принципа беспорядка и смерти» (Уильямс, 1969, стp. 147). Далее Уильямс заявил: «Моррис предполагает, что второй закон термодинамики возник, когда Бог проклял творение из-за греха Адама. В этот момент смерть вошла в физическую вселенную. Процессы разупорядочения и распада начались во всех естественных процессах (Римлянам 8:20, 22)» (Уильямс, 1969, стp. 146). Точно так же в более поздней публикации он сказал о стихах Римлянам 8:20, 22: «Это по существу библейские утверждения второго закона термодинамики» (Уильямс, 1970, стp. 49).

Уильямс был не единственным сторонником этой позиции. Написанная в 1972 году книга Джона Уиткомба «Ранняя Земля» кратко повторила аргумент, изложенный в книге «Потоп Бытие» за десять лет до этого. Он описал нынешнее состояние человечества как «подверженное эдемскому проклятию» и «пойманное в ловушку первого и второго законов термодинамики», так что «мы не можем реально представить себе подлинное сотворение вещей или внезапное перепрограммирование живых существ в "рабство разложения"» (Уиткомб, 1972, стp. 136).1

К этому моменту аргументы, связывающие второй закон термодинамики с проклятием, появились в специализированных креационистских публикациях. Однако в 1976 году эта точка зрения была выдвинута в книге Морриса «Запись Бытие: научный и религиозный комментарий», которая стала популярным комментарием среди консервативных евангельских христиан. Комментируя Бытие 3:17-19, Моррис писал:

«Это универсальный опыт, что все, живое или неживое, со временем изнашивается, истощается, стареет, разлагается и превращается в пыль. Это условие настолько универсально, что оно было формализовано около ста лет назад (Карно, Клаузиусом, Кельвином и другими учеными) в фундаментальный научный закон, теперь называемый вторым законом термодинамики». (Moррис, 1976, стр. 126-27)

Далее он указал на очевидный контраст между рассказом о сотворении мира и настоящим миром: «Вместо того чтобы все вещи были "сделаны" — то есть организованы в сложные системы — как это было в неделю творения, они теперь "разобраны", становятся неорганизованными и простыми. Вместо жизни и роста наступает разложение и смерть» (Moррис, 1976, стp. 127). Он заключил: «Таково истинное происхождение странного закона беспорядка и распада, универсально применимого и чрезвычайно важного второго закона термодинамики… Человек-грешник и навлек на землю Божье проклятие» (Moррис, 1976, стp. 127, курсив мой).

Представление о том, что второй закон термодинамики начался с проклятия, имеет серьезные последствия для естественного порядка вещей. Возможно, осознав некоторые трудности своего положения, Моррис впоследствии несколько изменил свое мнение. В 1981 году он написал:

«Однако в первозданном творении то, что мы могли бы назвать процессами “разложения”, безусловно, существовало (например, пищеварение, трение, водная эрозия, затухание волн и т.). Все они должны быть точно сбалансированы с процессами "роста" в пределах отдельной системы или, возможно, чаще, в соседней системе, чтобы энтропия мира в целом оставалась постоянной…  Каждый процесс и машина имели бы эффективность 100%, при этом все энергии входного сигнала будут полностью преобразованными в полезную работу. Даже тепловая энергия, используемая в процессах, требующих силы трения для их работы, была бы полностью продуктивной, без потери энергии. Ни одна деталь не изнашивалась бы, ни один организм не "старел" бы после достижения максимальной силы и производительности, и каждый мог бы легко спроектировать и построить вечные двигатели! Вышесказанное, очевидно, образно и, несомненно, неточно и неполно, но это не может быть слишком далеко. Все было задумано всеведущим, всемогущим Богом, чтобы быть “очень хорошим"». (Moррис, 1981, стp. 129)

Однако Моррис утверждал, что «во второй закон была внесена радикальная поправка». В то время как смерть животных и людей не существовала до грехопадения, «теперь все возвращается в прах, согласно второму закону термодинамики». Он утверждал: «Официальное объявление второго закона в его форме после грехопадения содержится в книге Бытие 3:17-20» (Moррис, 1981, стp. 129). Поэтому Моррис предположил: «Проклятие распространялось в подобной форме на все господство человека. Человек внес духовный беспорядок в свое собственное владычество; Бог надлежащим образом наложил принцип физического расстройства на это господство, как и подобает его духовному состоянию» (Moррис, 1981, стp. 130).

Спорно, помогло ли это разъяснение, ибо оно произвольно отличало работу второго закона термодинамики до грехопадения и его работу после грехопадения. Оно настолько квалифицировало действие второго закона до грехопадения, что тот совсем не похож на второй закон, действующий в современном мире. Во всяком случае, модифицированная позиция Морриса была скорее причудливой гипотезой, чем теорией (ср. Фолкнер 2013, стр. 401). Моррис заключил: «Таким образом, насколько мы можем понять как Библию, так и науку, мы должны датировать установление второго закона термодинамики, по крайней мере в его нынешней форме, с того трагического дня, когда Адам согрешил» (Moррис, 1981, стp. 130).

Сколько сопротивления этому взгляду было в первые несколько десятилетий современного креационистского движения, невозможно определить количественно. К сожалению, в креационистской литературе мало что было опубликовано в плане научной или теологической критики связи между вторым законом термодинамики и проклятием. Особую позицию до недавнего времени, пожалуй, лучше всего представлял Томас Барнс: «Второй закон термодинамики начался после существования полностью заведенной системы с живым полным развитием» (Барнс, 1966, стp. 7). Это утверждение в значительной степени подразумевает, что Барнс считал, что второй закон начал действовать до грехопадения.

Совсем недавно другие креационисты возражали против связи между вторым законом термодинамики и проклятием; однако, опять же, мало что было написано по этому вопросу, кроме кратких замечаний Джонатана Сарфати (2002). Он отмечает, что второй закон и сопутствующая ему тенденция к беспорядку не всегда вредны. Он называет несколько примеров, когда это имеет место: 1) пищеварение, то есть расщепление сложных молекул пищи на их простые строительные блоки; 2) трение, которое превращает упорядоченную механическую энергию в неупорядоченную теплоту; 3) передача тепла (например, от Солнца к Земле); и 4) дыхание, то есть движение газа от высокого давления к низкому давлению. Согласно 1-й и 2-й глав Бытие, все эти процессы были частью мира до грехопадения. Сарфати заключает: «Все благотворные процессы в мире… увеличивают общий беспорядок во Вселенной, потому что беспорядок окружающей среды увеличивается больше, чем беспорядок системы уменьшается, показывая, что второй закон по своей сути не является проклятием» (Сарфати, 2002, стp. 216).2

Как объясняет Сарфати, существуют научные проблемы с представлением о том, что второй закон термодинамики не существовал до проклятия. Однако возникает вопрос, действительно ли библейский текст утверждает существование или несуществование второго закона до событий 3-й главы книги Бытие. В частности, (1) указывает ли высказывание «очень хорошо» в книге Бытие 1:31, как утверждают некоторые, что второй закон не действовал? (2) означает ли «очень хорошо» предполагаемый тип совершенства, исключающий передачу энергии, как того требует второй закон? Кроме того, (3) если текст не исключает существования второго закона до проклятия, нужно ли предполагать, что последствия второго закона неизменно приводили к физическому разложению, нездоровому ухудшению и, в конечном счете, смерти? В следующем разделе настоящего документа будут рассмотрены факторы, связанные с ответом на эти вопросы.

Оценка

При оценке истории представления о том, что второй закон термодинамики начался с проклятия, можно увидеть, что суть вопроса вращается вокруг утверждения в книге Бытие 1:31, что все было «очень хорошо». Предполагается, что это утверждение приравнивается к полному отсутствию какой-либо тенденции к энтропии или, по крайней мере, что все такие тенденции были нейтрализованы таким образом, чтобы сохранить абсолютную эффективность; но действительно ли это то, что имеется в виду?

Концепция «хорошо», представленная в Книге Бытия 1:31 еврейским טוֹב, изложена Келером и Баумгартнером (2001, с. 370-71).3 Его семантический диапазон включает:

1) веселый (Есфирь 5:9; Притчи 15:15);

2) приятный, желанный (Бытие 2:9; 3:6; 49:15);

3) в порядке, пригодном для использования (Бытие 41:35; 2 Царств 3:19, 25);

4) качественно хороший, эффективный (2 Царств 17:7; Иов 10:3);

5) приятный, красивый (Бытие 26:7; Исход 2:2);

6) дружелюбный, добрый (Бытие 31:24, 29; 2 Паралипоменон 10:7);

7) хороший характер и ценность (Бытие 2:12; Исход 3:8; Екклезиаст 7:1);

8) нравственно хороший (Осия 8:3; Михей 6:8).4

Очевидно, что טוֹב имеет обширный семантический диапазон, выражающий понятие «хорошо» по отношению к практическому, эстетическому и моральному. Роберт Гордон справедливо резюмирует:

«В общем употреблении "хорошо" означает состояние или функцию, соответствующую жанру, цели или ситуации. Таким образом, плоды деревьев в Эдеме описываются как “хорошие для пищи” (Бытие 2:9; ср. 3:6), и первые початки кукурузы в сновидении фараона "хороши" (Бытие 41:5, 22, 24, 26). Слова, произнесенные в соответствии с ситуацией или потребностью, описываются аналогичным образом (Притчи 15:23; возможно, ср. 2 Царств 9:10), и совет Ахитофела относительно планов Авессалома на битву произносится как “хороший”, хотя в этом случае он не был соблюден, потому что “Господь решил расстроить хороший совет Ахитофела, чтобы навлечь бедствие на Авессалома” (2 Царств 17:14)». (Гордон, 1997, стр. 353)

Эндрю Боулинг, хотя и выстраивает свои категории значений несколько иначе, чем Келер и Баумгартнер, делает решающий момент, отмечая, что эти значения не являются взаимоисключающими; между ними есть параллелизм. Он пишет:

«Некоторые обычаи смешивают два или более значений, рассмотренных выше. “Хорошая земля" Ветхого Завета имела практический, экономический и эстетический подтекст (Второзаконие 1:25; Навин 23:13). Точно так же понятие Бога как "благого“ богато обертонами всех возможных значений термина ”благо"» (1 Паралипоменон 16:34; Псалом 144:9). (Боулинг 1980, стр. 346)

Ключевой вопрос, однако, заключается в том, что с учетом непосредственного контекста книги Бытие 1-2, что можно сказать о степени значения слова «очень хорошо» в книге Бытие 1:31? Благость творения, о которой говорится в книге Бытие 1:31, обычно рассматривается в связи с тремя аспектами благости, каждый из которых может быть подтвержден окружающим контекстом и другими священными писаниями: полнотой, целью и моралью. Бытие 1:31, таким образом, провозглашает творение завершенным, ни в чем не нуждающимся по отношению к тому, что Бог намеревался сотворить (ср. Бытие 2: 1-3). Кроме того, он провозглашает, что творение выполняет свою цель, достигая того, для чего Бог его предназначил (ср. Римлянам 11:36; Колоссянам 1:16).5 Более того, особенно если это понимать в свете событий, произошедших в 3-й главе книги Бытие, это указывает на то, что творение нравственно хорошо, без греховного разложения.

Что касается полноты творения, то Умберто Кассуто прокомментировал:

«Но Бог увидел все, что Он сотворил, творение во всей его полноте, и Он понял, что не только детали, взятые отдельно, хороши, но что каждая из них гармонирует с остальными; следовательно, целое не просто хорошо, но очень хорошо. Аналогию можно найти у художника, который, завершив свой шедевр, отступает немного назад и с восторгом рассматривает свою работу, ибо и в деталях, и во всей полноте она вышла совершенной из его рук». (Кассуто, 1961, стp. 59)

Кеннет Мэтьюс также указал на важность полноты:

«Высочайшее признание [Бога] удерживается до завершения творения, потому что только после шести дней творения безжизненная земля была полностью изменена (1:2). Теперь земля в результате Божьего "Духа" и одушевленного слова хорошо упорядочена, полна и изобилует жизненными формами под бдительным присмотром царственного человечества». (Мэтьюс, 1996, стp. 175)

Джеймс Диксон, хотя и писал с более благочестивым вкусом, заметил то же самое:

«Утверждение ”очень хорошо" в 1:31 показывает полноту. Каждая сущность творения хороша, но когда она рассматривается в дополнение к другим частям творения, она очень хороша. Каждая часть обладает независимостью как непосредственное творение Бога, но она нуждается в остальной части творения, чтобы выполнить свое предназначение». (Диксон, 2005, стp. 44).6

Замечание Диксона также намекает на второй аспект благости творения, вызванный провозглашением Бога, то есть на его способность выполнять Божьи цели для него. Далее он отметил:

«Бог говорит: "Это то, что Я задумал". Все созданное способно выполнить свое предназначение. Творение не есть "хорошим" в том смысле, что это присуще творению. Врожденная благость может принадлежать только Богу. В творении она проистекает из исполнения Божьего предназначения для него. Когда Бог завершает Свое творение, все становится на свои места для полного исполнения Божьей цели». (Диксон, 2005, стp. 44)7

Благость творения по отношению к исполнению Божьего замысла — это вопрос, который довольно подробно обсуждался Фрэнсисом Шеффером:

«Стих 31 подводит итог всему Божьему суду… Это не относительный суд, но суд святого Бога, Который имеет характер, и Его характер является законом вселенной. Его итог: каждый шаг и каждая сфера творения, и все вместе взятое — сам человек и все его окружение, небеса и Земля — соответствует Мне. Все на каждом из различных уровней творения выполняет цель своего творения… Таким образом, мы находим доксологию во всем творении — все прославляющее Бога на своем собственном уровне… Каждая вещь находится в правильном отношении к Богу и говорит о том, какой Бог. И поскольку каждая вещь функционирует в полном контексте того, что есть Бог (Бог существует как Творец), и поскольку каждая вещь функционирует совершенно на том уровне, для которого она была создана, все вещи выполняются на своем собственном уровне — машина, животное и сам человек. (Шеффер, 1972, стр. 55-56)

К. Ф. Кейл, хотя и более кратко, заявил по существу то же самое:

«Бог увидел Свою работу, и вот, все это было очень хорошо, то есть все совершенное в своем роде, чтобы каждое создание могло достичь цели, назначенной Творцом, и выполнить цель своего существования. Применение термина "хорошо“ ко всему, что сотворил Бог, и повторение слова ”очень" в конце всего творения абсолютно отрицают существование чего-либо злого в творении Бога, и полностью опровергается гипотеза о том, что шестидневная работа просто подчинила и сковала безбожное, злое начало, которое уже пробилось в него». (Кейл, 2011, стр. 41-42)

Примечательно, что Кейл утверждал, что высказывание «очень хорошо» является, помимо всего прочего моральной оценкой. Герхард фон Рад также прав в своем наблюдении:

«Это утверждение [”очень хорошо"], выраженное и написанное в мире, полном бесчисленных бед, сохраняет неотъемлемую заботу веры: никакое зло не было возложено на мир рукой Бога; и Его всемогущество не было ограничено какой-либо противоположной силой. Когда вера говорит о творении и при этом устремляет свой взор к Богу, тогда она может только сказать, что Бог создал мир совершенным». (Фон Рад, 1961, стр. 59)

Юджин Меррилл также прокомментировал моральную доброту творения в частности в том, что касается человечества:

«Библейское повествование ясно утверждает, что человек был совершенным существом при сотворении, о котором Творец мог сказать, что “это было очень хорошо” (Бытие 1:31). Хотя это может быть воспринято как оценка эстетической ценности того, что сделал Бог, оно, безусловно, включает также и моральную оценку человечества, единственного [земного] существа, обладающего такой способностью. Фактически, то, что человек был образом Бога в первозданном мире до того, как он согрешил, предполагает его совершенство, ибо Бог вряд ли мог быть хорошо представлен ущербным существом». (Meррилл, 2006, стр. 199-200)8

Подводя итог, все три аспекта благости, упомянутые ранее — полнота, цель и нравственность — полностью согласуются с контекстом повествования о сотворении мира в книге Бытие (а также других книгах Библии) и широко подтверждаются квалифицированными библеистами; однако в этом контексте нет ничего, что указывало бы на то, что высказывание Бога в книге Бытие 1:31 должно быть истолковано, как предположил Уильямс, как требующее нереальной степени “совершенства” в кристаллах; то есть материалах без какой-либо неправильности в их кристаллической структуре. Кроме того, нет никаких экзегетических данных, подтверждающих причудливую гипотезу Морриса о процессах, работающих со 100% эффективностью и возможностью создания вечных двигателей.

Все это выходит за рамки того, что можно предположить в высказывании «очень хорошо», как показывает семантический диапазон טוֹב и контекстуальные индикаторы, окружающие высказывание. Более того, поскольку процессы, требующие нормального функционирования второго закона термодинамики, имели место до проклятия (например, Бытие 2:10, 15, 16 и т. д.),  наверняка необоснованно предполагать, что второй закон был введен в действие во время проклятия.

Решение

Принимая во внимание предыдущий аргумент, можно предположить, что проклятие в 3-й главе книги Бытие не инициировало второй закон термодинамики; скорее, оно вызвало изменение, связанное с эффектом и конечными результатами, вызванными вторым законом. Хотя второй закон действовал до проклятия, Бог никогда не позволял ему приводить к болезням, страданиям, смерти или вымиранию.

Иными словами, проклятие не вводило энтропию — по крайней мере, в том виде, в каком она понимается в настоящее время с научной точки зрения. Скорее, это то, что изменило конечный результат энтропии, так что теперь она проявляется в смерти. Это, вероятно, означает, что сила, удерживающая второй закон от смерти, лежит вне пределов научного и непосредственно в сфере сверхъестественного, но это не проблема в рамках библейского мировоззрения. Тем не менее, не исключено, что до проклятия некоторые из эффектов второго закона были нейтрализованы в живых существах естественными механизмами восстановления, которые были удалены (или стали менее эффективными) при произнесении проклятия. Конечно, это не уменьшило бы влияния второго закона на Вселенную в целом, хотя и могло бы свести на нет любое вредное разложение по отношению к живым существам. Тем не менее, просто нет способа узнать об этих вещах наверняка, поскольку мир, предшествующий грехопадению, теперь потерян для истории.

Тем не менее, в тексте есть намеки, даже в мире после грехопадения, на случаи, когда действие второго закона было чудесным образом сдержано. Второзаконие 8:4; 29:5; и Неемия 9:21 все они ссылаются на скитания Израиля по пустыне, во время которых «одежда их не изнашивалась и ноги их не опухали». Средства, с помощью которых второй закон противодействовал (или, по крайней мере, его последствия были отсрочены), не упоминаются, но из библейского текста кажется довольно очевидным, что второй закон не достиг той же цели, что и обычно.

Возможно, таким образом, поддерживающая сила Божья, упомянутая в послании к Колоссянам 1:17 и Послании к евреям 1:3, действовала в мире перед грехопадением таким же исключительным образом, как и в отношении израильтян в пустыне.9 Как проницательно отмечает Сарфати (2002, стр. 226-227), возможно, «что Бог убрал часть Своей поддерживающей силы… при грехопадении так, что эффект распада второго закона больше не противодействовал», особенно в отношении допущения смерти разумных существ, как человека, так и зверя (ср. Римлянам 5:12).

Суть в следующем: нет библейского основания отрицать существование второго закона термодинамики до проклятия. В то же время должно быть проведено четкое различие между вторым законом и всей полнотой последствий, связанных с ним в мире после грехопадения. Стамбо представляет библейски сбалансированный вывод:

«Здесь была бы энтропия в физической Вселенной в течение недели творения. Но были ли человеческая и животная смерть и болезни частью этой энтропии до грехопадения, то есть в “очень хорошем” творении Бога, — это другой вопрос. Следует отметить, что причины старения до конца не изучены. Нет ни научных, ни библейских оснований полагать, что старение, как процесс распада, было частью первоначального творения. Итак, второй закон, несомненно, действовал до грехопадения. Но это не значит, что среди живых существ были разложение и физическая смерть… до грехопадения». (Стамбо, 2008, стр. 382)

Примечание автора

Обязательно прочитайте также сопроводительную статью к этой работе «Второй закон термодинамики и проклятие» доктора Дэнни Фолкнера (2013).


Автор: Ли Андерсон-мл.

Дата публикации: 13 ноября 2013 года

Источник: Answers In Genesis


Перевод: Недоступ А.

Редактор: Недоступ А.


Рекомендации

Барнс, Т. Г. 1966. Научная альтернатива эволюции. Creation Research Society Quarterly 2, № 4: 5-8.

Боулинг, А.ווֹב (thôb). 1980 год. В богословском словнике Ветхого Завета, изд. Л. Р. Харрис, Г. Л. Арчер, Б. К. Вальтке, стр. 345-346. Chicago, Illinois: Moody Publishers.

Гордон, Р. П. 1997. טוֹב. В новом международном словаре богословия и экзегезы Ветхого Завета, т. 2, изд. В. А. ВанДжемерен, стр. 353-357. Grand Rapids, Michigan: Zondervan.

Диксон, Ж. 2005. Обличительные мысли о Бытие. Webster, New York: Evangelical Press.

Кальвин, Ж. 2009. Проповеди о книге Бытие: главы 1:1-11:4. Пер. Р. Р. Макгрегор. Edinburgh, Scotland: Banner of Truth Trust.

Кассуто, У. 1961. Комментарий к книге Бытие, часть 1: от Адама до Ноя. Пер. И. Абрахамс. Jerusalem, Israel: The Magnes Press.

Кейл, К. Ф. 2011. Пятикнижие. Том. 1 в комментарии к Ветхому Завету. Peabody, Massachusettes: Hendrickson Publishers. (Orig. pub.  1866-1891).

Келер, Л. и В. Баумгартнер. 2001 год. Древнееврейский и арамейский словарь Ветхого Завета. Том. 1. В. ред. Баумгартнер и Дж Стамм. Пер. и ред. М. Э. Дж. Ричардсон. Leiden, The Netherlands: Brill.

Киднер, Д. 1967. Бытие: введение и комментарий (Комментарии Ветхого Завета Тиндейла). Downers Grove, Illinois: Inter-Varsity Press.

Клинз, Д. Ж. А. и соавт. ред. 1996 год. Словарь классического иврита. Том. 3. Sheffield, England: Sheffield Academic Press.

Линдсей, Б. Р. 1959. Потребление энтропии и ценности в физической науке. Американский ученый 47, № 3: 376-385.

Линдсей, Б. Р. 1968. Физика-в какой степени она детерминирована? American Scientist 56, № 2: 93-111.

Мэтьюс, А. К. 1996. Бытие 1-11:26 (Новый американский комментарий). Nashville, Tennessee: Broadman and Holman Publishers.

Меррилл, Е. Н. 2006. Вечное господство: богословие Ветхого Завета. Nashville, Tennessee: Broadman and Holman Publishers.

Моррис, Х. М., 1963. Сумерки эволюции. Grand Rapids, Michigan: Baker Book House.

Моррис, Н. М. 1976. Книга Бытие: научный и религиозный комментарий к книге Бытие. Grand Rapids, Michigan: Baker Book House.

Моррис, Х. М. 1981. Термодинамика и библейское богословие. В термодинамике и развитии порядка, изд. Э. Л. Уильямс. Kansas City, Missouri: Creation Research Society Books.

Росс, Х. 1994. Творение и время: библейский и научный взгляд на противоречие даты сотворения мира. Colorado Springs, Colorado: NavPress.

Сарфати, Д. 2002. Опровержение эволюции 2. Green Forest, Arkansas: Master Books.

Сарфати, Дж. Второй закон термодинамики. Ответы на критику.  http://creation.com/the-secondlaw-of-thermodynamics-answers-to-critics.

Сарна Н. М. 1966. Понимание Бытие. New York, New York: Schocken Books.

Стамбо, Ж. 2008. Откуда приходит смерть? Библейская теология физической смерти и естественного зла. В книге Бытие: библейский авторитет и возраст Земли, изд. T. Мортенсон и Т. Х. Ури, стр. 373-397. Green Forest, Arkansas: Master Books.

Уильямс, Э. Л. 1966. Энтропия и твердое состояние. Creation Research Society Quarterly 3, № 3: 18-24.

Уильямс, Э. Л. 1969. Упрощенное объяснение первого и второго законов термодинамики: их связь с Библией и теорией эволюции. Creation Research Society Quarterly 5, № 4: 138-147.

Уильямс, Э. Л. 1970. Является ли Вселенная термодинамической системой? Creation Research Society Quarterly 7, № 1: 46-50.

Уиткомб, Д. С. 1972. Ранняя Земля. Grand Rapids, Michigan: Baker Book House.

Уиткомб, Д. С. и Х. М. Моррис. 1961 год. Потоп Бытие: библейские записи и их научное значение. Phillipsburg, New Jersey: P&R Publishing.

Уэнхем, Г. Ж. 1987. Бытие 1-15 (Слово библейского комментария). Waco, Texas: Word Books.

Фон Рад, Г. 1961. Бытие: комментарий. Пер. Дж. Х. Маркс. Philadelphia, Pennsylvania: The Westminster Press.

Фолкнер, Д. Р. 2013. Второй закон термодинамики и проклятие. Answers Research Journal 6:399-407.

Ховер-Йохаг. 1986 год. טוֹב (ṭôb). В Богословском словаре Ветхого Завета. Том. 5, изд. Г. Ж. Боттервек и Х. Ринггрен. Пер. Д. Э. Грин, стр. 296-317. Grand Rapids, Michigan: William B. Eerdmans Publishing Company.

Шеффер, А. Ф. 1972. Бытие в пространстве и времени. Downers Grove, Illinois: IVP Books.

Штоуб, Х. Д. טוֹב ṭôb хорошо. 1997 год. В Богословском словаре Ветхого Завета, изд. Е. Йенни и С. Вестерманн. Пер. Е. М. Биддл, стр. 486-495. Peabody, Massachusetts: Hendrickson Publishers.


Сноски                            

1. Замечание Уиткомба осталось неизменным и в третьем издании его книги, вышедшем в 2010 году.

2. Cр. Сарфати и Росс, 1994, стр. 65-66. Росс, конечно, не подходит к этому вопросу с точки зрения креационизма молодой Земли. Поскольку он предполагает, что смерть предшествовала грехопадению, он требует присутствия разложения с самого начала творения Бога. Однако его комментарий тем не менее значителен: «Без разложения — работа… была бы невозможна… Без работы физическая жизнь была бы невозможна, так как работа необходима для дыхания, циркуляции крови, сокращения мышц, переваривания пищи — практически для всех жизнеобеспечивающих процессов».

3. Для получения дополнительной информации см. также Боулинг (1980, стр. 345-46), Клинз и др. (1996, стр. 351-358), Гордон (1997, стр. 353-357), Ховер-Йохаг (1986, стр. 296-317) и Штоуб (1997, стр. 486-495).

4. Штоуб отмечает: «Значение слова "טוֹב ṭôb" как "хорошо" в религиозно-этическом смысле не является результатом позднего одухотворения. Толчок дает непосредственное отношение "טוֹב ṭôb"  к жизни человека. На заднем плане стоит знание о том, что жизнь возможна только через порядок, к которому "טוֹב ṭôb" одновременно относится, потому что за ее пределами нет жизни. Кроме того, мудрость тоже желает учить образу жизни (ср. Притчи 2:19; 5:6; 6:23; 12:28; 15:24; 16:17). Это "путь добра" (Притчи 2:9, 20; ср. 2:12 "путь зла"). Мудрость тоже ищет нравственности и признает хорошего человека (Притчи 2:20; 12:2; 13:2; 14:14, 19). Нормы этого пути — "справедливость" и "праведность" (Притчи 2:9; ср. 12:28; 16:31), вспомогательные слова "мудрость" и "прозрение" (Иов 34:4; Екклесиаст 7:11; ср. Притчи 4:7; 9:6). Действительно, эти контексты не лишены выражений, которые указывают за пределы действительной мудрости мысли (Притчи 2:9; 14:22; 15:3). Следовательно, нельзя истолковать исключительный контраст между благочестием и мудростью…  и это благочестие не может быть воспринято как просто форма мудрой мысли, ибо оно ориентировано за пределы норм на Самого Бога». Кроме того, он утверждает: «Этот импульс углубляется в пророческом провозглашении (например, 1 Царств 15:22; Михея 6:8; Осия 6:6); он может делиться отдельными формулировками с мудростью. Особенно информативным является воззвание Амоса (Амос 5:4, 14.). Понятие жизни занимает решающее положение; дарование жизни — дело живого Бога. Его можно найти в общении с Ним, только если соблюдать Его указания. Таким образом, ”искать Бога" и "искать добро" становятся почти идентичными понятиями» (Штоуб, 1997, стp. 492).

5. Обратите внимание также на послание к Римлянам 8:20, где подчинение мира тщете предполагает, что творение не может полностью достичь цели, для которой оно было создано.

6. Гордон Уэнхэм (1987, стр. 34) также отмечает: «Гармония и совершенство завершенных небес и земли выражают характер их Создателя более адекватно, чем любой из отдельных компонентов».

7. Дерек Киднер (1967, стр. 53) справедливо отмечает: «И если детали Его работы были объявлены "хорошими" ([ст.] 4, 10, 12, 18, 21, 25), то в целом все это очень хорошо. Ветхий и Новый Завет одинаково подтверждают это в своем призыве к благодарному принятию всего материального (напр., Псалтырь 103:24; 1 Тимофею 4:3-5) как от Бога, так и для Бога». Поэтому окончательный суд над тем, что говорит Моисей, подобен узде, сдерживающей глупое любопытство людей и особенно ту дьявольскую дерзость, которая овладевает ими, когда они хотят созерцать Бога и Его дела и говорить: «Я не думаю, что это хорошо. Я думаю, что это было бы лучше сделать по-другому. Но так как Бог нашел Свои дела хорошими, то нам остается только смиренно относиться к ним, зная, что Он все делал с такой мудростью, что если мы не понимаем этого, то только потому, что наши чувства ослеплены, мы действительно совершенно слепы… Итак, давайте научимся не быть судьями Божиих дел, но подчиняться суду, который Он дал относительно них, и будем находить все хорошее, поскольку Он объявил так, и будем знать, что сражаться против Него — все равно что биться головой о стену… Согласно тому, как Божье благословение сияло на все без исключения вещи вверху и внизу, Божья благость была видна во всех сотворенных вещах» (Кальвин, 2009, стр. 118-120).

8. Примечательно, что Сарна также пишет: «После сотворения всего живого мы встречаемся с климатическим наблюдением, что Бог видел все, что Он создал, и нашел это ”очень хорошим" (1:31)… Основная вера в сущностное благо Вселенной, конечно, должна была оказать мощное влияние на направление религии Израиля и повлиять на мировоззрение народа. Она нашла свое выражение в заветных отношениях между Богом и Его народом и в конечном итоге достигла своего самого славного проявления в понятии мессианизма — двух уникальных израильских вкладов в религию» (Сарна, 1966, стp. 18).

9. Колоссянам 1:17 и Евреям 1:3 конкретно приписывают эту силу Сыну, в Котором «все держится вместе» и Который «поддерживает все словом Своей силы» (Новая американская стандартная Библия)

Написать коментарий