Основы креационизма
Креацентр > Статьи > Основы креационизма > Креационизм: исторические события в геологии, палеонтологии и космологии

Креационизм: исторические события в геологии, палеонтологии и космологии

Исторические разработки в области геологии, палеонтологии и космологии

Джон Вудворд (1665-1722)

Фундаментальные особенности геологии как науки, а именно полевые работы, собирание образцов и теория, не были развиты до XVI-XVIII вв. Ранее, еще в древнегреческие времена, многие ученые считали, что окаменелости были останками прежних живых существ, и многие христиане (включая Тертуллиана, Златоуста и Августина) приписывали их периоду Ноева потопа. Но другие ученые отвергали эти идеи и рассматривали окаменелости либо как шутки природы, либо как продукты горных пород, наделенных жизнью в каком-то смысле, как творения Бога, а может быть, даже как обман сатаны. В XVI и XVII веках споры между натуралистами усилились. Одним из видных противников органического происхождения ископаемых был Мартин Листер (1638-1712). Джон Рэй (1627-1705) отдавал предпочтение органическому происхождению, хотя и уважал возражения Листера. Но из своего микроскопического анализа окаменелой древесины Роберт Гук (1635-1703) подтвердил, что ископаемые когда-то были живыми существами. Однако он не верил, что останки были результатом Ноева потопа.

До 1750 года одним из наиболее важных мыслителей был Нильс Стенсен (1638-1686), или Стено, датский анатом и геолог, который установил принцип суперпозиции: слои осадочных пород откладываются последовательно, по существу горизонтально, так что нижний слой старше верхнего. В своей книге «Предтеча» (1669) он выразил веру в то, что Земле 6 000 лет и что органические ископаемые и скальные пласты были отложены потопом.1 Вскоре после Стено Томас Бернет (1635-1715), теолог, опубликовал свою книгу «Влиятельная священная теория Земли» (1681), в которой он приводил доводы о всемирном потопе, опираясь на Библию, а не на геологию. Он не упоминал об окаменелостях, и хотя он верил в молодую Землю, продолжительность дня в 1-й главе книги Бытие он считал годом или дольше. Вслед за ним врач и геолог Джон Вудворд (1665-1722) в своей книге «Эссе к естественной истории Земли» (1695) использовал потоп для объяснения стратификации и окаменения. В книге «Новая теория Земли» (1696) Уильям Уистон (1667-1752), преемник Ньютона в Кембридже по математике, разделял подобные взгляды. Но он предложил кометное объяснение механизма потопа и добавил шесть лет к дате сотворения мира архиепископа Ашшера, утверждая, что каждый день в 1-й главе книги Бытие длится один год. Некоторые из его положений позже были использованы теми, кто поддерживал теорию дневного возраста для 1-й главы книги Бытие. В своей книге «Трактат о потопе» (1768) геолог Александр Кэткотт (1725-1779) использовал геологические аргументы, чтобы защитить рассказ о недавнем сотворении мира и Всемирном потопе, который произвел геологическую летопись. С другой стороны, другой геолог, Джон Уайтхерст (1713-1788), утверждал в своем исследовании «Исходное состояние и формирование Земли» (1778), что Земля была намного старше человека и, хотя Ноев потоп был глобальной катастрофой, он не был ответственен за большую часть геологической летописи. На континенте Иоганн Леманн (ум. 1767) изучал немецкие горные слои и полагал, что первичные, несущие ископаемые породы были от недели творения, в то время как вторичные ископаемые породы были приписаны потопу. Другие геологи, такие как Жан Элиен Геттард (1715-1886), Николас Десмарест (1735-1815) и Джованни Ардуино (1714-1895) отрицали потоп и выступали за гораздо более древнюю Землю.2

Во Франции три выдающихся писателя разработали философско-натуралистические объяснения, относящиеся к земной истории (то есть объясняющие происхождение всего сущего современными законами природы). В своей книге «Эпохи природы» (1778) граф де Бюффон (1708-1788) отстаивал теорию о том, что Земля возникла в результате столкновения кометы с Солнцем. Экстраполируя результаты экспериментов, связанных с охлаждением различных горячих материалов, он постулировал, что примерно за 78 000 лет Земля прошла через семь эпох, чтобы достичь своего нынешнего состояния. Он верил в спонтанное зарождение, а не в эволюцию, чтобы объяснить происхождение живых видов. В явной попытке предотвратить религиозную оппозицию он интерпретировал дни 1-й главы Бытие как долгие века, идея, которая стала популярной среди некоторых британских христиан 19-го века. Астроном Пьер Лаплас (1749-1827) был сильно мотивирован своим атеизмом, чтобы исключить идею замысла или цели из научных исследований. В качестве предшественника современной космической эволюции он выдвинул небулярную гипотезу, объясняющую, почему планеты вращаются вокруг Солнца в одном направлении и примерно в одной плоскости. Согласно этой теории, опубликованной в его «Экспозиции системы Вселенной» (1796), до настоящего времени существовала солнечная атмосфера, которая путем чисто естественного постепенного сгущения образовывала кольца, подобные кольцам Сатурна, которые в конечном счете сливались в планеты. Эта теория сделала возраст творения еще большим, чем тот, который предложил Бюффон. Жан Ламарк (1744-1829) был натуралистом, специализировавшимся на изучении раковин ископаемых и живых моллюсков. Находясь на грани между деизмом и атеизмом, он испытывал сильное отвращение к любым представлениям о глобальной катастрофе. В книге «Зоологическая философия» (1809) он попытался объяснить сходства и различия между живыми и ископаемыми существами четырьмя законами постепенной эволюционной трансформации, которые обычно сводятся к наследованию приобретенных признаков. Он верил в спонтанное рождение, отвергал идею вымирания и стал яростным противником катастрофиста Жоржа Кювье.3

Таким образом, к концу XVIII века целый ряд факторов подготовил почву для геологической революции грядущего столетия. Хотя большинство христиан верило в прямое буквальное прочтение повествований о сотворении мира и потопе, некоторые предполагали, что земля была намного старше, чем рассчитал Ашшер. Кроме того, деисты и атеисты предлагали альтернативные космологии по сравнению с той, что была найдена в книге Бытие. Идея изначально полностью функционирующего творения, во многом похожего на сегодняшнее, начала заменяться понятием сотворенной или несотворенной изначально простой материи, которая постепенно, по законам природы, действующим в течение неисчислимых веков, трансформировалась в настоящее состояние Вселенной. Происходил серьезный сдвиг в мировоззрении, связанный с существованием и природой Бога, природой Его отношения к творению и природой отношения науки к библейской интерпретации.

Нептунистско-вулканические дебаты

1790-1820 годы были названы «героическим веком» геологии. За это время геология действительно утвердилась как отдельная область научных исследований. Стали проводиться более обширные геологические наблюдения, разрабатывались новые методы систематического расположения горных пород, и родилось первое общество, полностью посвятившее себя геологии,  — Лондонское геологическое общество. Но именно в этот период геология оказалась втянутой в так называемые нептунистско-вулканические дебаты.4 Нептунизм был назван в честь римского бога моря и рассматривал воду как важнейший фактор геологических изменений. Вулканизм получил свое название от римского бога огня и рассматривал внутреннее тепло Земли как доминирующий фактор. Основателями этих двух позиций были, соответственно, Абрахам Вернер (1749-1817) из Германии и Джеймс Хаттон (1726-1897) из Шотландии.

Вернер был одним из самых влиятельных геологов своего времени, хотя его теория была довольно быстро отвергнута.5 В результате интенсивного изучения последовательности слоев в его родной области Саксонии, которые были явно отложены водой, он разработал теорию, что большая часть земной коры была осаждена химически или механически медленно удаляющимся первобытным Мировым океаном. Затем слои были упорядочены по содержанию минералов. Вернер признавал вулканическую активность, но считал это последней стадией своей теории, после того как первобытный океан отступил до своего нынешнего уровня.

Вскоре против его теории было выдвинуто много возражений, но это была привлекательно простая система. Кроме того, будучи превосходным минерологом, Вернер в течение 40 лет был вдохновляющим преподавателем в университете Фрайберга, где он вызывал большую лояльность своих студентов, многие из которых приехали из других стран. Он не был плодовитым писателем, но недавние исследования частной переписки и конспектов лекций показали, что он верил и учил своих студентов тому, что история Земли длится, по крайней мере, миллион лет. Он считал, что земная кора дает более достоверную историческую информацию, чем любые письменные документы. Будучи деистом, он также не чувствовал необходимости приводить свою теорию в соответствие с Библией.6 Тем не менее, некоторые авторы, такие как Ричард Кирван и Андре Делюк, использовали теорию Вернера в поддержку потопа Бытие.

Геологические взгляды Хаттона, опубликованные в его «Теории Земли» (1795), значительно отличались от взглядов Вернера. Он сделал большую часть своих геологических работ в Эдинбурге и его окрестностях, которые основаны на вулканических породах, и он утверждал, что основным геологическим агентом был огонь, а не вода. Породы были двух видов: магматические и водные. Последние были результатом медленного осаждения детрита на дне океана, который постепенно превращался в камень под действием внутреннего тепла Земли.

Еще одной характерной чертой взгляда Хаттона был его униформизм: все, что есть в каменной летописи, должно и может быть объяснено современными процессами эрозии, осадконакопления, вулканов и землетрясений.7 История Земли была циклична — длительный процесс денудации материков в моря и постепенное поднятие морского дна (за счет внутреннего тепла Земли), чтобы создать новые континенты, которые в свою очередь будут размыты в море только для того, чтобы снова подняться позже. Эта теория была вдохновлена частично его деизмом: мудрое управление Бога таким циклом было на благо всех созданий.8 Очевидно, что она почти безгранично расширила возраст Земли. На самом деле Хаттон отрицал, что геология должна быть связана с происхождением. Вместо этого он утверждал, что не видит «никаких признаков начала или перспективы конца» в геологической летописи. Его взгляд был ясным отрицанием любой глобальной катастрофы, такой как Ноев потоп, который был для него геологическим не-событием.

Хаттон получил резкую критику от двух выдающихся натуралистов. Ричард Кирван, ирландский минеролог и химик, считал взгляды Хаттона атеистическими. В «Геологических очерках» (1799) он уиверждал, что теория Хаттона основана на ложных свидетельствах и противоречит буквальному толкованию книги Бытие. Андре Делюк, геолог и уроженец Франции, проживающий в Англии, дал более мягкую, но все же негативную критику Хаттону. Он придерживался довольно буквального взгляда на книгу Бытие, но Кирван резко критиковал его за то, что он считал дни 1-й главы книги Бытие «периодами времени» и что Всемирный потоп оставил некоторые горные вершины невредимыми как островные убежища для растительной и животной жизни.

В своих иллюстрациях к хаттоновской «Теории Земли» (1802) Джон Плейфер (1748-1819), математик и шотландский священник, переиздал идеи Хаттона в более понятном и менее откровенно деистическом стиле. Он защищал Хаттона от обвинений Кирвана в атеизме, утверждая, что Хаттон просто следовал путем естественной теологии, наблюдая прекрасный дизайн в системах Земли: непрерывные циклы геологических процессов Хаттона были подобны законам Ньютона о регулярном движении планет. Хотя Плейфер и не пытался привести Хаттона в соответствие с Библией, он все же защищал идею Хаттона о великой древности Земли, говоря, что Библия обращается только к временному масштабу человеческой истории, который Хаттон не отрицал, был относительно коротким, как указывала буквальная интерпретация Библии. Как и Хаттон, Плейфер также утверждал, что потоп был спокойной, а не жестокой катастрофой.

Уильям Смит (1769-1839)

Ни нептунисты, ни вулканисты не обращали особого внимания на окаменелости. Напротив, Уильям Смит (1769-1839), инженер-дренажист и землемер, работал над каналами для транспортировки угля по всей Британии. После многих лет изучения пластов (выявленных в разрезах каналов и дорог, которые он помогал проектировать) и окаменелостей в этих пластах, он опубликовал три работы с 1815 по 1817 год. Они содержали первую геологическую карту Англии и Уэльса и объясняли порядок и относительную хронологию стратиграфических образований, определяемых определенными характерными ископаемыми, а не минералогическим характером пород.9 Он стал известен как «отец английской стратиграфии», потому что он дал геологии описательную методологию, которая стала критической для установления теории старой Земли. Хотя Смит полагал, что глобальное наводнение ответственно за образование гравийных отложений, рассеянных по поверхности Земли, он никогда явно не связывал это с Ноевым потопом и полагал, что все осадочные слои были отложены за много веков до этого потопа длинной серией сверхъестественно вызванных катастрофических наводнений и воссоздания новых форм жизни.10

Другим важным событием в то время в Британии было учреждение в 1807 году Лондонского геологического общества. 13 членов-основателей были богатыми, культурными джентльменами, которым недоставало многих геологических знаний, но они восполняли их своим энтузиазмом в учебе. Они встречались ежемесячно в таверне Франкмасона (пока общество не переросло ее) и после дорогого обеда обсуждали достижения геологии. Стоимость членства и первоначальное ограничение членства для жителей Лондона были двумя причинами, по которым большинство практических геологов, связанных с добычей полезных ископаемых и строительством дорог и каналов, таких как Уильям Смит, Джон Фэйри и Роберт Бейквелл, не стали членами этого общества.11 Заявленная цель общества состояла в сборе и распространении геологической информации, содействии стандартизации геологической номенклатуры и содействии совместной геологической работе, хотя на самом деле оно также стремилось, но без особого успеха, быть стабилизирующим и восстанавливающим социально-экономическое влияние перед лицом потенциальных и фактических беспорядков французского типа в Великобритании.12 С самого начала в ней доминировали люди, придерживающиеся теории старой Земли (связь Бытие с геологией никогда не обсуждалась в ее публичных сообщениях), хотя она открыто не поддерживала ни униформизм, ни катастрофизм, поскольку ее первый президент и влиятельный член Джордж Гриноу полагал, основываясь на принципах Бэкона, что в 1810-1820 годах было слишком рано в процессе сбора данных формулировать теории Земли.

К концу 1820-х годов основные разделы геологической летописи были достаточно четко определены. Первичные породы были самыми низкими и предположительно самыми древними и представляли собой в основном магматические или метаморфические породы, лишенные окаменелостей. Второстепенные породы были следующими и представляли собой преимущественно осадочные толщи, которые содержали окаменелости. Третичные образования были выше этих, также содержащие много окаменелостей, но которые более близко напоминали существующие виды. Наконец, были самые последние аллювиальные отложения гравия, песков и валунов, увенчанные почвами.

В начале 1800-х годов Жорж Кювье (1768-1832), известный французский сравнительный анатом и палеонтолог позвоночных, разработал свою теорию катастрофизма, выраженную в его «Теории Земли» (1813). В течение следующих 20 лет она прошла через несколько английских изданий с приложением (пересмотренным в каждом последующем издании), написанным Робертом Джеймсоном, ведущим шотландским геологом. Сын офицера-лютеранина, Кювье стремился показать общее согласие между наукой и религией.14 В своей «Теории» он трактовал библейскую историю после потопа довольно буквально, но совершенно не взаимодействовал с текстом библейских повествований о сотворении мира и потопе. Он резко выступил против эволюционной теории Ламарка о наследовании приобретенных признаков и его отрицания вымирания. Изучая окаменелости крупных четвероногих, найденных в слоях Парижской котловины, Кювье пришел к выводу, что действительно было много вымираний, но не все сразу. Скорее, он предположил, что в прошлом было много катастрофических наводнений. Подобно Уильяму Смиту, он считал, что каждый из этих слоев характеризуется совершенно уникальной фауной. Фауна появилась на некоторое время, а затем была уничтожена катастрофой, и возникли новые формы жизни. Выступая против эволюции Ламарка, Кювье полагал, что эти новые виды были отдельными Божьими актами особого творения, но он не объяснял этого прямо. Он считал, что история Земли была намного длиннее, чем традиционные 6 000 лет, но что последний потоп произошел только около 5 000 лет назад. Это, очевидно, совпало с датой Ноева потопа, но Кювье никогда явно не отождествлял свой последний потоп с ним.15 Эти жестокие бедствия были обширными морскими наводнениями. Но они не обязательно были глобальными, так что, следовательно, целые виды не всегда уничтожались в этих катастрофах. Согласно Кювье, человек впервые появился где-то между двумя последними катастрофами.

Таблица 1. Диаграмма для иллюстрации деления геологической шкалы времени примерно около 1840 года с современными эквивалентами. Некоторые характерные образования, упомянутые в тексте, показаны в левой колонке. Основные подразделения, признанные около 1790 года, приведены во второй колонке. Но следует отметить (А), что гораздо более детальные деления применялись в это время к конкретным регионам, хотя корреляция между ними была неопределенной, и (Б), что категории «переходный» и «первичный» не имеют точных эквивалентов в более поздних схемах, поскольку они включали слабо или сильно метаморфизованные породы многих эпох (хотя преимущественно указанных).16

Уильям Бакленд (1784-1856) был ведущим геологом в Англии в 1820-х годах и последовал за Кювье в распространении катастрофизма. Подобно многим ученым своего времени, он был англиканским священником. Он читал лекции в Оксфордском университете по минералогии (1813) и геологии (1818) и был очень популярным лектором. Два его ученика, Чарльз Лайелл и Родерик Мерчисон, впоследствии стали очень влиятельными геологами в 1830-1840-х годах. В своих попытках сделать науку, и особенно геологию, включенной в университетское образование (которое было разработано в то время для подготовки министров) Бакленд опубликовал Vindiciae Geologicae (1820) («Объяснение связи геологии с религией» — прим. пер.).  Здесь он доказывал, что геология согласуется с Бытие, подтверждал естественную религию, представляя доказательства сотворения мира и непрекращающегося Божьего промысла, и доказывал фактически неопровержимый факт глобального катастрофического Ноева потопа. Однако геологические свидетельства потопа были, по мнению Бакленда, только в верхних пластах и поверхностных особенностях материков; вторичные образования осадочных пород были до-потопными на бесчисленные тысячи лет или даже дольше. Чтобы согласовать свою теорию с Бытие, он рассматривал возможность теории дневного периода, но отдавал предпочтение теории разрыва. Как и Кювье, он придерживался теории множественных сверхъестественных катастроф и творений, а также недавнего появления человека и потопа.

В результате дальнейших полевых исследований, особенно в Киркдейлской пещере в Йоркшире, он опубликовал в 1823 году свои широко читаемые Reliquiae Diluvianae («До-потопные остатки» — прим. пер.), обеспечив дальнейшую защиту от потопа. Однако униформистская критика Джона Флеминга и Чарльза Лайелла заставила Бакленда отказаться от такой интерпретации геологических данных. Он опубликовал это изменение в своем знаменитом двухтомнике «Бриджуотерский трактат по геологии» в 1836 году, где всего в двух кратких комментариях описал потоп как спокойное и геологически незначительное событие.17 Бакленд показал в личной переписке в 1820-х годах, что для него геологические свидетельства имеют более высокое качество и надежность, чем текстовые свидетельства (например, Библия) в реконструкции истории Земли.18 По его мнению, это произошло потому, что письменные записи были подвержены обману или ошибкам, тогда как камни были правдивы и не могли быть изменены человеком.

Адам Седжвик (1785-1873) был коллегой Бакленда в Кембридже, получив кафедру геологии в 1818 году. Под влиянием этих двух и других ученых (например, Джорджа Гринофа, Уильяма Конибера, Родерика Мерчисона и Генри де ла Беша) в 1820-х годах большинство геологов и академических теологов широко приняли староземельную катастрофистскую (или дилювиальную) геологию. По ряду причин большинство геологов того времени считали, что Земля была намного старше 6 000 лет, и Ноев потоп не был причиной вторичных и третичных образований.19 Во-первых, считалось, что первобытные породы были покрыты в среднем, по меньшей мере, двумя милями вторичных и третичных слоев, в которых наблюдались свидетельства медленного постепенного осаждения в течение последовательных периодов затишья и катастроф. Во-вторых, некоторые слои были явно сформированы в результате насильственного разрушения более старых слоев. В-третьих, различные слои содержали различные ископаемые; было особо отмечено, что слои с раковинами явно наземных и пресноводных моллюсков чередуются с теми, которые содержат морские виды, и что слои, расположенные ближе к поверхности, содержат наземных животных, смешанных с морскими существами. В-четвертых, казалось, что чем ниже были слои, тем больше было различие между ископаемыми и живыми видами, что для геологов староземельцев означало многие вымирания в результате серии катастроф в течение длительного времени. В-пятых, свидетельства того, что разломы и дислокации произошли после осаждения и затвердевания многих пластов, подразумевают промежуток времени между формированием различных пластов. Наконец, был тот факт, что человек был найден окаменевшим только в самых последних слоях. Судя по этим свидетельствам, возраст Земли исчислялся десятками тысяч, если не миллионами, лет, и относительно недавний Ноев потоп считался причиной только округлых долин и холмов, вырезанных в консолидированных слоях, а также слоев сыпучего гравия и каменных глыб, разбросанных по всему миру на поверхности этих слоев.20

Огромный удар по катастрофизму был нанесен в 1830-1833 годах, когда Чарльз Лайелл (1797-1875), юрист по образованию и бывший студент Бакленда, опубликовал свой трехтомный труд «Принципы геологии». Возрождая идеи Хаттона и вдохновляясь трудами Джона Флеминга, шотландского министра и зоолога, и Джорджа Скроупа, члена парламента и эксперта по вулканам, «Принципы» Лайелла определили, какой, по его мнению, должна быть геология. Его теория была радикальным униформизмом, в котором он настаивал на том, что только современные процессы при современных темпах интенсивности и величине должны использоваться для интерпретации каменной летописи прошлой геологической активности. Униформизм был дополнением к теории Хаттона и являлся существенной отличительной чертой взглядов Лайелла.

Хотя теория катастроф значительно уменьшила геологическое значение Ноева потопа и расширила историю Земли далеко за пределы традиционного библейского взгляда, работа Лайелла была coup de grace/решающим ударом для веры в Потоп,21 в том смысле, что она объясняла всю историю горных пород медленными постепенными процессами (которые включали очень локализованные катастрофы, такие как вулканы и землетрясения при их нынешней частоте возникновения по всему миру), тем самым сводя Потоп к геологическому не-событию. Его теория также расширила время земной истории даже больше, чем Кювье или Бакленд. Лайелл видел себя «духовным спасителем геологии, освобождающим науку от Моисеева Ветхого Завета».22

Катастрофизм не исчез сразу, хотя к концу 1830-х годов мало кто из староземельных катастрофистов в Великобритании, Америке или Европе верил в геологически значимый Ноев потоп.

Униформизм Лайеля применим не только к геологии, но и к биологии. Первоначально он придерживался направления в палеонтологической летописи, но в 1827 году, прочитав работу Ламарка, он выбрал стационарную теорию, согласно которой виды появлялись и исчезали по частям (хотя он и не объяснил, каким образом). Представление Ламарка о том, что человек — это просто возвеличенный орангутанг, было оскорблением человеческого достоинства, подумал Лайелл. Он считал, что человек — это всего лишь недавнее творение, и даже после окончательного принятия дарвинизма он верил, что человеческий разум не может быть результатом естественного отбора.

С середины 1820-х годов геология быстро развивалась как наука. Стратиграфическая методология Смита (использование окаменелостей для корреляции слоев) все шире применялась растущим числом геологов для получения более подробных описаний и карт геологической летописи. До сих пор ведутся споры о природе и происхождении гранита, и хотя интерпретация Кювье Парижского бассейна (Северно-Французская низменность – прим. ред.) получила широкое признание, она также и оспаривается. К началу 1830-х годов все основные элементы стратиграфической геологии были установлены, и карты и журнальные статьи стали более техническими, поскольку геология совершала переход от любительства к профессионализму. В 1830-х и 1840-х годах было много споров о классификации самых низких ископаемых формаций (от кембрия до девона), и ледниковая теория начала появляться, чтобы объяснить то, что более ранние катастрофисты приписывали Потопу. К середине 1850-х годов были определены все основные слои и стандартизирована номенклатура. Однако ни одно из этих событий не добавило никаких принципиально новых оснований для веры в очень старую Землю. Так что независимо от того, оспаривали¹ ли библейские геологи теорию старой Земли до или после «Принципов геологии» Лайелла, они имели дело с теми же основными аргументами, которые доминировали примерно с начала века.

Таким образом, в начале XIX века существовало три конкурирующих взгляда на историю Земли.

В ответ на эти различные теории о старой Земле христиане столкнулись с выбором различных способов согласования их с книгой Бытие. Многие из этих сторонников старой Земли верили во вдохновение, непогрешимость и историческую точность книги Бытие. Но они не соглашались с библейскими геологами относительно правильного толкования, в некоторых случаях даже буквального толкования библейского текста.


Автор: Dr. Terry Mortenson

Дата публикации: 23 июня 2011 г.

Источник: Answers In Genesis

                                                             

Перевод: Недоступ А.

Редактор: Недоступ А., Бабицкий О.


Ссылки:

1. У 1650 р. архиепископ Джеймс Ашшер опубликовал свои известные расчеты, которые установили дату создания в 4004 до н.э. Эта научная работа была им переработана и отредактирована.. См. The Annals of the World (Green Forest, AR: Master Books, 2003).

2. Об этих ученых 17 та 18 ст. см. Martin J.S. Rudwick, The Meaning of Fossils (Chicago, IL: University of Chicago Press, 1985), p. 1–93; Davis Young, Christianity and the Age of the Earth (Grand Rapids, MI: Zondervan Publ. House, 1988), p. 27–42.

3. Об этих ученых трех ученых см. Brooke, Science and Religion, p. 234–242, и Roger Hahn, “Laplace and the Mechanistic Universe,” in God and Nature, p. 256–276.

4. Charles C. Gillispie, Genesis and Geology (Cambridge, MA: Harvard University Press, 1951), p. 41–82; A. Hallum, Great Geological Controversies (Oxford; New York: Oxford University Press, 1992), p. 1–29.

5. Влияние Вернера на многих самых влиятельных геологов 19 века в Великобритании и Европе обсуждается в  Rachel Laudan, From Mineralogy to Geology (Chicago, IL: University of Chicago Press, 1987), p. 93–112, 222–228.

6. О Вернере, p. 259–260.

7. Это не новая идея; Подобные взгляды Аристотель высказал в своей работе «О метеорологии». См. Martin J.S. Rudwick, The Meaning of Fossils, p. 37–38.

8. О'Рурк утверждал, что его теория лежала на основе эмпирической философии (то есть все знания базируется на опыте), а не на деизме. Но они тесно связаны между собой, поскольку деизм настаивает на том, чтобы объяснить все из законов природы, которые известны только путем экспериментального анализа мира. Независимо от этого, Хаттон был эмпирическим деистом или деистическим эмпириком, его мировоззрение было антихристианским. См J.E. O’Rourke, “A Comparison of James Hutton’s Principles of Knowledge and Theory of the Earth,” ISIS, vol. 69, no. 246 (1978), p. 5–20.

9. William Smith, A Memoir to the Map and Delineation of the Strata of England and Wales, with Part of Scotland (1815), Strata Identified by Organized Fossils (1816), and Stratigraphical System of Organized Fossils (1817).

10. См. John Phillips, Memoirs of William Smith (1844), p. 25–26, і William Smith, Deductions from Established Facts in Geology (1835). Последняя работа (большая объяснительная схема на одной странице) была последним и самым ярким заявлением Смита его точки зрения на земную историю и, очевидно, имела целью ответить на униформитаризм Лайелла. Когда он вспоминал о «потопе», он, возможно, имел в виду потоп Ноя, хоть и не ссылался на Писание. Однако он довольно настойчиво относился к сверхъестественному характеру многих революций и творений.

11. Horace B. Woodward, The History of the Geological Society of London (1907), p. 17–20, 53. Возможные социальные и политические причины, почему этих практических геологов не было в Геологическом обществе см. Martin J.S. Rudwick, “The Foundation of the Geological Society of London: Its Scheme for Cooperative Research and its Struggle for Independence,” British Journal for the History of Science, vol. I, no. 4 (1963), p. 325–355, и George Grinnell, “The Origins of Modern Geological Theory,” Kronos, vol. I, no. 4 (1976), p. 68–76.

12. Paul J. Weindling, “Geological Controversy and Its Historiography: The Prehistory of the Geological Society of London,” в L.J. Jordanova and Roy S. Porter, редакторы, Images of the Earth (Chalfont St. Giles: British Society for the History of Science1979), p. 248–271.

13. Термин "катастрофизм", как и "униформитаризм", был введен историком и философом науки Уильямом Уоруеллом в анонимном обзоре «Принципов геологии» Лайелла, в the Quarterly Review, vol. XLVII, no. 93 (1832), p. 126.

14. Про Cuvier; William Coleman, “Cuvier and Evolution,” в Science and Religious Belief, p. 229–234, переиздано с William Coleman, Georges Cuvier, Zoologist (Cambridge, MA: Harvard University Press, 1964), p. 172–175.

15. Редактор и издатель английских изданий Кювье Роберт Джеймсон установил четкую связь между последней катастрофой Кювье и потопом Ноя, несомненно, чтобы сделать его более совместимым с британским мышлением того времени. Оксфордский геолог Уильям Бакленд сделал эту идею еще более популярной. См. Martin Rudwick, The Meaning of Fossils, p. 133–135.

16. Martin J.S. Rudwick, The Meaning of Fossils (Chicago, IL: University of Chicago Press, 1985), p. 213.

17. William Buckland, Bridgewater Treatise (1836), I: p. 16, 94–95. Полное название этого двухтомного произведения была «О силе, мудрости и добре Бога, которые проявленные в творении: геология и минералогия, что является ссылкой на естественное богословие», но как один из восьми «Bridgewater Treatise», его обычно называют последним названием.

18. Nicolaas A. Rupke, The Great Chain of History (Oxford: Clarendon Press; New York: Oxford University Press, 1983), p. 60–61.

19. См. William Buckland, Vindiciae Geologicae (1820), p. 23 and 29–30; George Cuvier, Theory of the Earth (1813), p. 12–18; та John Phillips, Illustrations of the Geology of Yorkshire (1829–36), I: p. 13–18.

20. См. Buckland, Vindiciae Geologicae, p. 37–38.

21. Gillispie, Genesis and Geology, p. 145.

22. Roy S. Porter, “Charles Lyell and the Principles of the History of Geology,” British Journal for the History of Science, vol. IX, part 2, no. 32 (1976), p. 91.

Написать коментарий