Антропология

Ископаемые свидетельства гипотетических обезьяно-людей (Часть 2: Гоминиды, не принадлежащие к роду Homo)

Целью этой обзорной статьи является критический анализ ископаемых останков, принадлежащих гипотетическим человекообезьянам, не относящимся к роду Homo. Мы будем рассматривать каждого такого гоминида-претендента в строго «эволюционном» порядке, начиная с самого раннего. Строение скелета этих гипотетических человекообезьян указывает на то, что они относились к вымершим обезьянам, не имевшим никакого отношения к эволюции человека.

Рис. 1. Sahelanthropus tchadensis, широко известный благодаря своему черепу (TM-266-01-060-1), прозванному Тумайским, был представлен миру, как самый ранний из всех известных гоминидов, в июле 2002, что было сенсационным заявлением. Тем не менее, отнесение Sahelanthropus к человекообразным обезьянам некоторыми экспертами не привлекло столь сильного общественного внимания со стороны средств массовой информации.

Эти предполагаемые обезьянолюди принадлежат к категории ископаемых существ, известных как гоминиды. Эта группа включает современных людей, их предков и любых других обезьяноподобных существ, имеющих более тесную связь с людьми, чем с шимпанзе. Сейчас некоторые эволюционисты рассматривают эту группу как группу гоминин.1 Термин гоминиды является бессмысленным с креацинистской точки зрения, потому что гоминиды были или обезьянами, или людьми, но не чем-то средним. Этот термин здесь используется только для категоризации этих ископаемых существ, и его использование не подразумевает убеждение в том, что эти существа действительно существовали. Согласно эволюционистам, моментом, определяюшим появление гоминидов, является момент гипотетического разделения линий человека и шимпанзе. Раньше момент разделения эволюционных ветвей людей и шимпанзе определялся с помощью молекулярных часов как 5 млн лет тому назад, а начальной калибровочной точкой считалось предполагаемое разделение обычных обезьян Старого Света и человекообразных обезьян, произошедшее 30 млн лет назад, по данным условной радиометрической датировки ископаемых.2 Сейчас эволюционисты предполагают, что это разделение произошло примерно 5–7 млн лет назад. Радиометрическая датировка3 и молекулярные часы4 основаны на недоказанных и проблематичных предположениях. В данной статье эволюционные возраста ископаемых останков упоминаются с целью сохранения эволюционного контекста, и при этом ни в коем случае не подразумевается, что эти возраста правомерны.

Австралопитеки раньше считались представителями единственного рода Australopithecus, относящегося к гоминидам, помимо рода Homo. Тем не менее, за последние годы многие гоминиды были включены в новые таксоны, отличные от Australopithecus, например, рода: ArdipithecusSahelanthropusOrrorin и Kenyanthropus. С креационной точки зрения, необходимо напомнить, что эволюционное понятие «вид» не приравнивается к библейскому понятию «род».5

Sahelanthropus tchadensis

Если отставить в сторону шумиху, поднятую по поводу сообщения об этой ископаемой находке, то Sahelanthropus tchadensis—главный претендент на титул первого гоминида. Заметим, что рекламная шумиха вокруг него была экстраординарна даже по сравнению с той, которая сопровождала обычно находки человекообезьян, в свое время имевших репутацию весьма нашумевших. Череп Sahelanthropus(TM-266-01-060-1, прозванный Тумайским), найденный в Чаде, в центральной Африке, был помещен на обложку журнала «Nature» за 11 июля 2002 года, под заголовком «Самый ранний из всех известных гоминидов». Возраст этого черепа и других ископаемых останков (фрагментов нижней челюсти) был оценен исследователями на основе анализа сопутствующей фауны как составляющий предположительно около 6–7 млн лет, при этом вместительность черепной коробки равнялась примерно 320–380 см3.6 Но вот что примечательно в связи с Тумайским черепом: сзади он выглядит похожим на череп шимпанзе, а спереди, как отметил один эксперт, он выглядит как прогрессивный австралопитек.7

По мнению Бернарда Вуда, гоминид, возраст которого равняется предположительному возрасту Тумайского гоминида, «не может иметь лицо гоминида, который младше, чем он, примерно на треть его геологического возраста».7 Следовательно, если эволюционисты считают Sahelanthropus самым ранним представителем гоминидов, то это вызывает оправданные сомнения в том, что все остальные гоминиды с более «примитивными» лицами являлись предками человека,7 и, тем самым, обесценивает находки большинства австралопитеков, которые имеют более молодой геологический возраст.

Еще до того, как высохла краска на рекламных заголовках, сопровождаших явление Тумайца, другие эволюционисты, например, Бриджит Сенат из музея Естественной истории в Париже, стали выражать сомнение в том, что Тумайский череп можно отнести к гоминидам. В одном интервью она заявила, что полагает, что это «скорее череп самки гориллы».8 Это вряд ли поддерживает точку зрения Даниеля Либермана, палеонтолога из Гарварда, еще до этого сделавшего грандиозное заявление, что Тумайский череп—это «самая важная ископаемая находка, обнаруженная в наше время».9 Группа ученых, возглавляемая Вулпофом (Wolpoff), заявила, что необычные супраорбитальные отделы Тумайского черепа (широкие надбровные гребни), которые гораздо большие, чем у любого из представителей подсемейства Australopithecine или у любой современной обезьяны, скорее всего, были результатом механических причин,10 и не могут быть свидетельством сходства этого существа с родом Homo в плане строения лицевого отдела черепа. Исследование выступов—следов прикрепления шейных мышц на затылочной части черепа, привело их к заключению, что «тумайцы» были четвероногими (т.е. передвигались на четырех конечностях, а не на двух).11 После этого исследования Тумайского черепа они заявили, что «Sahelanthropus был человекообразной обезьяной (т.е. не был гоминидом.—Прим. ред.)».12 Имеется в наличии у тумайского черепа еще одна черта, гипотетически характеризующая его как гоминида: его клыки меньшего размера, по сравнению с клыками современных человекообразных обезьян.13 Несмотря на то, что Sahelanthropus отличается от современных горилл по некоторым признакам, у них присутствует также и немало сходных с ними черт, и, по мнению Мэтфью Мэрдока, существует довольно большая вероятность, что Sahelanthropus и современные гориллы относятся к одному и тому же библейскому роду (Быт. 1, 12, 24.—Прим. ред.).14 Если это предположение верно, то маленькие клыки могут быть результатом широкого разнообразия размеров клыков в рамках этого рода человекообразных обезьян в прошлом, в дальнейшем генетическая информация, детерминирующая маленький размер клыков, была утеряна.

Недавно были сделаны заявления о том, что один из коренных зубов нижней челюсти был приклеен не на свое место, и что найденный вместе с другими фрагментами резец не был представлен в оригинальной публикации в журнале Nature.15 Эти авторы настаивали на том, что ископаемые останки, принадлежащие Sahelanthropus,—«являются предметом спора, поскольку не ясно, относятся ли они к гоминиду или к человекообразной обезьяне. И поэтому существует необходимость в получении полных и аккуратно собранных данных об ископаемых останках этого существа».16 Как это часто случается в палеоантропологии: если группа исследователей получает данные, противоречащие общепринятым правилам и мнениям, то она вызывает негативную реакцию.17 Было также предсказуемо, что отнесение Sahelanthropus к обезьянам вызовет обычную реакцию со стороны СМИ, которые не уделили этой точке зрения никакого внимания и приветствовали первоначальное превозношение его как обезьяночеловека.

Orrorin tugenensis

Несколько ранее, в 2001 году, самым ранним представителем гоминидов был назван Orrorin tugenensis, живший, как было заявлено, 6 млн лет назад (его ископаемые останки были найдены в Кении, на Тугейских Холмах), это заявление сделала группа исследователей, возглавляемая Бриджит Сенат и Мартином Пикфордом.18 Было найдено 13 кусочков, среди которых были обломки бедренных костей, несколько зубов и частички нижней челюсти.19 Следовательно, узнать, как выглядела голова этого создания, невозможно. Единственная причина, по которой Orrorin можно рассматривать как представителя ранних гоминидов и утверждать, что он передвигался на двух ногах,—это то, что эти ископаемые останки относятся к подходящему эволюционному периоду. Эволюционисты считают, что хождение на двух ногах—это важное свидетельство в пользу статуса гоминидов. Предполагается, что Orrorin ходил на двух ногах, потому что его человекообразная, как считают эволюционисты, бедренная кость очень напоминает человеческую наличием длинной шейки бедренной кости с углублением на задней части этой шейки—такое строение бедра свойственно человеку, и отсутствует у шимпанзе.20 Тем не менее, эта выемка (место, где мыщца obturator externus давит на кость) также обнаружена и у перемещающихся на 4 конечностях, т.е. не ходящих на двух ногах,21 и, согласно данным одного исследователя, сканирование шейки бедренной кости говорит скорее о шимпанзеподобном строении трубчатой кости.20 Другим аргументом является то, что головка бедра Orririn пропорционально больше, чем у Люси, предполагается, что такое увеличение головки бедра в ходе эволюции помогало для рассеивания (диссипации) нагрузок, появляющихся при хождении на двух ногах.22 Эта группа ученых предложила, в качестве альтернативы, что Orrorin эволюционировал в сторону хождения на двух ногах независимо от Люси и других видов австралопитеков, и их они относят, таким образом, к вымершей боковой ветви семейства гоминидов.22

Спор вокруг Orrorin возобновился в сентябре 2004 года после публикации, содержавшей результаты компьютерной томографии бедренной кости. В этой публикации заявлялось, что Orrorin—это точно не обезьяна, а поздний гоминид. Подтверждением его двуногой локомоции служит строение трубчатой кости в шеечно-диафизарном соединении бедренной кости.23 Ниже приведена цитата из доклада Энн Гиббонс, где она обсуждает результаты недавнего исследования:

«Б. Сенат (Senut) предположила, что походка Orrorin была более похожа на человеческую, чем походка австролопитеков (Australopithecine), живших 2–4 млн лет тому назад. Если это так, то австролопитеков необходимо уволить из прямых человеческих предков—в этом заключается драматический пересмотр всей нашей предыстории».24

Палеоантрополог Тим Уайт не согласился с указанной оценкой походки, и раскритиковал последние опубликованные результаты, сказав, что «разрешение изображений, полученных при сканировании методом компьютерной томографии, было настолько недостаточным, что невозможно было быть уверенным в распределении плотности кости».24 Уайт расценил «дисквалификацию австралопитеков, проведенную Б. Сенат, как "креационистскую позицию“, потому что из ее заявления следовало, что бедро Orrorin было идентично современному уже 6 млн лет назад, а не развивалось согласно эволюционным стадиям».24 Похоже, что даже эволюционисты, не разделяющие классическую точку зрения на эволюцию гоминидов, рискуют вызвать негативную оценку эволюционистов-классиков.

По мнению Дэвида Бегана из университета в Торонто, неоспоримость того, что Orrorin ходил на двух ногах, довольно сомнительна.21Вскоре после первой публикации данных об указанных выше ископаемых находках, Беган отметил, что по этим ископаемым окаменелостям Orrorin нельзя судить, был ли это «один из предков человека, один из предков шимпанзе, или их общий предок, или просто представитель вымершей боковой ветви».19

Ardipithecus kadabba

Через несколько месяцев после сообщения о Orrorin tugenensis, в журнале Nature был описан еще один претендент на звание раннего гоминида, найденный в Эфиопии, в Мидл Эвэш, названный Ardipithecus ramidus kadabbа и живший предположительно 5,2–5,8 млн лет назад.25 Статус этого экземпляра был повышен: от статуса подвида к статусу отдельного вида Ardipithecus kadabba в 2004 году, после находки дополнительных ископаемых зубов.26 В случае с A. kadabba (так же как и в случае с Ororrin) ископаемые останки состояли из нескольких фрагментов посткраниального скелета, зубов, фрагментов челюстей, поэтому невозможно узнать, как выглядела голова этого создания.

Предполагается, что A. kadabba передвигался на двух ногах, о чем заключают на основе характеристик единственной кости пальца ноги (проксимальной фаланги ноги), в особенности дорзальной ориентации ее проксимальной суставной поверхности.27 Аргументом в пользу этого предположения является то, что суставная поверхность кости наклонена вверх, как у человека, тогда как у шимпанзе она наклонена вниз, поэтому предполагается, что это—данные в пользу того, что у A. kadabba палец ноги при ходьбе выворачивался как у человека.28 Тем не менее, как отметил Беган,

«та же конфигурация сустава встречается и у точно недвуногоходящего позднего миоценового гоминида Sivapithecus, а длина и изгиб этой кости сильно напоминает шимпанзе или бонобо».29

Примечательно, что эта кость пальца ноги, датированная несколькими сотнями тысяч лет раньше, чем остальные окаменелости, была найдена в 16 км от остальных. Эти факты заставили засомневаться в возможности объединения этой кости пальца ноги в одну группу с остальными окаменелостями даже известного охотника за гоминидами Дональда Йохансона.30

Кажется невероятным, что несколько (11) обломков окаменелостей, принадлежащих, по крайней мере, пяти разным индивидуумам, найденным в пяти различных местах,25 можно отнести к одному подвиду, и затем, по мере нахождения дополнительных зубов,26предположить, что эти окаменелости относятся к новому виду. Согласно Балтеру и Гиббонс, «каждая исследовательская группа, поддерживающая теорию Orrorin или теорию Ardipithecus, утверждает, что окаменелости, найденные другой исследовательской группой, могут принадлежать предкам шимпанзе или любой другой человекообразной обезьяны скорее, чем раннему предку человека или его кузену».31 Вероятно, каждая исследовательская группа частично права, так как существует мало сомнений в том, что оба эти гоминида были не более чем обезьянами.

Ardipithecus ramidus

В 1994 году группа исследователей, возглавляемая Тимом Уайтом, сообщила об обнаружении Australopithecus ramidus в Арамисе (Эфиопия), тогда датированного 4,4 млн лет, который был признан самым ранним гоминидом.32 Примерно через 8 месяцев авторы пересмотрели свои выводы об этих ископаемых останках и пришли к выводу об их принадлежности к совершенно новому роду Ardipithecus и новому виду Ardipithecus ramidus.33 В номере журнала Nature за 22 сентября 1994 года исходную статью сопровождала фотография на обложке, на который был запечатлен маленький фрагмент челюсти с зубом Ardipithecus ramidus, фотография была озаглавлена «Самые ранние гоминиды». Таким образом, можно было бы ожидать, что это очень важная находка, но вместо этого, по словам самого автора, ископаемые останки (кусочки посткраниального скелета, черепа, зубы) «демонстрируют множество признаков, которые принято считать присущими современным человекообразным обезьянам».34 Отнесение авторами этого экземпляра к гоминидам основано на более близкой к форме резца морфологии его клыков и на более выдвинутой вперед позиции большого затылочного отверстия, и они полагают, что «приобретение этих структур может быть связано с передвижением на двух ногах, хотя это все еще требуется доказать».35 Даже среди эволюционистов не все уверены, что А. ramidus является гоминидом. Согласно Питеру Эндрюсу из Лондонского музея естественной истории, тонкий слой эмали на зубах А. Rаmidus «скорее всего должен был быть присущ ископаемым шимпанзе», а особенности плечевой кости «заставляет думать о передвижении с опорой на костяшки пальцев рук, как это наблюдается у шимпанзе».36 Недавно были найдены и другие кусочки костей в Афаре, в Эфиопии (челюсти, зубы, кости пальцев ног и рук), приписаные как минимум девяти А. ramidus, и заявления об их двуногом перемещении были также сделаны на основе дорзальной ориентацией проксизмальной суставной поверхности проксимальных фаланг ступней ног, особенности, которая также присутствует у А. kadabba.37 Опровержение этого предположения о двуногом передвижении приведено выше в разделе А. kadabba.

Australopithecus anamensis

Найденные в 1995 году в двух разных местах в Кении обломки зубов, черепа и посткраниального скелета, возрастом предположительно 3,8–4,2 млн лет, были заявлены как принадлежащие новому виду гоминидов Australopithecus anamensis.38 Большинство найденных ископаемых остатков, несомненно, принадлежат обезьяне, например, шимпанзеподобные челюсти, но споры развернулись вокруг большой берцовой кости и плечевой кости, которые, предположительно, более похожи на человеческие, чем челюсти.39 Плечевой кости Аnamensis не хватает глубокой овальной выемки, играющей роль соединительного механизма между плечевой и локтевой костью, которая имеется у шимпанзе, но отсутствует у людей, а большая берцовая кость у Аnamensis широкая, как у людей, из за дополнительной губчатой ткани, которая играет роль амортизатора при двуногой локомоции.40 В то время, когда была сделана эта публикация, палеонтолог Питер Эндрюс высказал предположение, что большая берцовая кость и плечевая кость, найденные в Канапое в других (более поздних) геологических слоях, чем «примитивные» челюсти и зубы, найденные на более нижнем уровне, «могли иметь отношение одни к людям, другие к обезьянам».41 В более верхнем слое были также найдены фрагменты нижней челюсти (KNM-KP 29287), но они были найдены на другом более высоком уровне, чем были найдены большая берцовая (KNM-KP 29285) и плечевая (KNM-KP 271) кости.42 В то время существовала проблема пробела в несколько сотен тысяч лет эволюции между верхними и нижними слоями, но в более поздней публикации были опубликованы данные, которые значительно сузили этот провал во времени.43 В этой статье была предоставлена информация о других ископаемых фрагментах Australopithecus anamensis, но никаких дополнительных данных в пользу их связи с большой бедренной и плечевой костями не приводилось. Также в 2000 году был проведен анализ ископаемых останков лучевой кости (KNM-ER 20419), найденной в другом месте нахождения anamensis—Аллиа Бэй, и была обнаружена «своеобразная морфология запястья, связанная с передвижением с опорой на руки».44 В статье, одним из соавторов которой был Мив Лики, A. anamensis оценивается как очень похожий на А. afarensis по особенностям посткраниальных останков: так как большая бедренная, плечевая и лучевая кости «практически идентичны по размеру и строению с останками А. afarensis, найденными в Хадаре».45Следовательно, если посткраниальные останки все-таки принадлежат А. anamensis, то мы имеем дело не более как с обезьяноподобным существом, с локомоцией по типу обезьяноподобного перемещения А. afarensis. Так как А. afarensis был более тщательно изучен из за того, что было найдено гораздо больше предполагаемых останков его посткраниального скелета, читателю предлагается перейти к посвященному ему разделу.

Australopithecus afarensis

Рис. 2. Скелет Homo erectus KNM-WT 15000 (слева) сравнивается со скелетом Australopithecus afarensis Люси (справа). Между в основном современным посткраниальным скелетом Homo erectus и посткраниальным скелетом Люси (Аustralopithecus afarensis) существует огромная морфологическая разница. Например, коническая форма грудной клетки Люси предполагает, что у нее была толстая талия и большой живот, как у шимпанзе. Также сразу бросается в глаза более широкий раструб подвздошной кости таза у Люси по сравнению с более узкой подвздошной костью человека. Более полное обсуждение представлено у Мелерта.113 (Рисунок взят из работы Уолкера и Шипмана114 ).

Мы не будем повторять то, как был открыт общеизвестный скелет Люси в Эфиопии в 1974 году46 и вновь излагать все споры по поводу присвоения ему названия Australopithecus afarensis в 1978 году,47 поскольку все это хорошо известно. Размер черепной коробки этого существа, жившего в эволюционный период от 3 до 3,9 млн лет тому назад, равняется примерно 375–540 см3, т.е. в среднем 470 см3,48 хотя по другим данным средний размер мозга равнялся 438 см3.49 Череп afarensis (включая челюсти) считается схожим с обезьяньим,50 хотя эксперты-эволюционисты отличали ее череп от черепа шимпанзе из за меньших по размеру клыков, больших заднекоренных зубов и констатировали «изменение лица A. afarensis из за меньших по размеру клыков: укороченную морду и наличие клыковой ямки».51 Подробное описание первого черепа afarensis (AL 444-2) было опубликовано в 1994 году,52 в то время это был самый большой череп австралопитека, который был когда либо найден.53 Позже была установлена вместимость черепной коробки—540 см3.50 До этого реконструкция черепа afarensis представляла собою композицию, собранную из ископаемых фрагментов от разных индивидов,54 и из за этого Кимбелу и Уайту, которые занимались составлением черепа из фрагментов, было предъявлено обвинение, что они «натянули тонкое человекообразное лицо на грубую черепную коробку».55

Посткраниальному скелету afarensis присущи обезьяноподобные черты, такие как коническая форма грудной клетки, и, как и другие австралопитеки, он имел массивное телосложение и, «скорее всего, не был адаптирован для быстрой ходьбы и бега, в отличие от человека».56 В отличие от обезьян, у людей цилиндрическая форма грудной клетки, и люди имеют сравнительно легкую конструкцию своего телосложения. Анализ лопаточной впадины afarensis показал, что она у него была ориентирована в более высоком направлении, чем у человека,57 у которого лопаточная впадина перпендикулярна земле, а в данном случае это более высокое обезьяноподобное расположение лопаточной впадины у afarensis было бы «ценным, если бы большую часть времени их руки находились за головой, например, при лазании по деревьям и повисании на ветках».58 Что касается пропорций конечностей, то установленный плечебедренный индекс (отношение длин плечевой и бедренной кости) у afarensis меньше, чем у современных обезьян, хотя значительно больше, чем у людей.59 У людей сравнительно короткие руки и очень длинные ноги, и, согласно Таттерсалу и Щварцу, «факт, что ноги afarensis были вполне короткие».60Оцененный брахиальный индекс afarensis (отношение длин лучевой кости к плечевой) гораздо выше, чем у людей и горилл, но меньше, чем у других современных человекообразных обезьян, но этот индекс очень ненадежен, так как очень трудно точно оценить размер лучевой кости Люси (AL 288-1), и осторожная оценка длины лучевой кости показывает, что брахиальный индекс afarensis находится в границах брахиального индекса шимпанзе.61 Тем не менее, Таттерсал и Шварц утверждают, что «даже если относительные пропорции рук более похожи на человеческие, чем на обезьяньи (нижняя часть руки гораздо длиннее верхней у шимпанзе и особенно у живущих на деревьях орангутанов и гиббонов), руки afarensis все равно были довольно длинными».60

Кости пальцев передних конечностей afarensis, особенно проксимальные фаланги, имеют изгибы, подобные изгибам шимпанзе, и «указывают на приспособление к висению и лазанию, что требует сильно развитой хватательной способности».62 Пальцы ног у afarensis также изогнуты,63 подобно обезьяньим, что тоже указывает на наличие способности лазать по деревьям. Согласно Стерну и Сусману, останки ступней и лодыжек afarensis «говорят нам о том, что это животное могло и лазить по деревьям, и ходить на двух ногах».64 Далее они утверждают, что «нету никаких данных, свидетельствующих о том, что длинные, изогнутые, мускулистые кисти рук и ступни ног современных приматов служат им для какой-то другой цели, кроме осуществления частичного или постоянного проживания на деревьях».64

Анализ ископаемых останков кисти руки afarensis, проведенный Стерном и Сусманом в 1983 году, выявил множество схожих черт с шимпанзе, но они также указали, что исследование запястий afarensis не выявили никаких доказательств того, что он передвигался с опорой на костяшки рук.65Факты, доказывающие, что afarensis таки передвигался с опорой на костяшки рук, будут обнаружены позже. Морфология запястья современных африканских обезьян, передвигающихся с опорой на костяшки рук (шимпанзе и гориллы), отличается специальным запирающим механизмом, который ограничивает «выпрямление запястья во времы опорной фазы передвижения с опорой на костяшки рук».44 В 2000 году Ричмонд и Стрейт выявили, что морфология периферической части лучевой кости (включая ладьевидную выемку) у anamensis и afarensis была как у африканских обезьян, передвигающихся с опорой на руки, тогда как лучевая кость, принадлежащая robustus и, в особенности, africanus, были более человекоподобные.66 Удивительно, но авторы предположили, что черты, связанные с передвижением с опорой на руки у anamensis и afarensis, не имели никаких функций и являлись рудиментарными, доставшимися от их предков.67 Однако такие нефункциональные рудиментарные явления (эволюционный багаж) не должны существовать слишком долго, согласно эволюционисту Джереми Черфасу:

«Все строение ее скелета, от кончиков пальцев рук до пальцев ног, указывает, что у Люси и ее родственников были многочисленные особенности, весьма способствующие лазанию по деревьям. Некоторые из этих приспособлений к лазанию по деревьям, хотя и сильно редуцированные, все еще можно обнаружить у гораздо более поздних гоминидов, например, у экземпляра Homo habilis из Олдувайского ущелья, жившего 2 млн лет тому назад. Утверждение о том, что присутствующие у Люси особенности, адаптирующие ее к лазанию по деревьям, являются всего лишь пережитками ее прошлого, в котором она обитала на деревьях, может быть оспорено, так как животные обычно не сохраняют свойства, которые они не используют, и то, что такие же черты присущи экземплярам, жившим всего 2 млн лет тому назад, практически делает невероятным то, что это рудиментарные остатки».68

Рис. 3. Скелет Люси. Один из наиболее полных скелетов Австролопитека

Другой момент, заслуживающий внимания в работе Ричмонда и Стрейт,—это обнаружение того факта, что морфология запястья у africanus более современная, чем у afarensis. Однако другие исследования показали, что ступня, нижняя часть ноги и пропорции конечностей у africanus более обезьянообразные, чем у afarensis, в то время как череп afarensis более шимпанзеобразный, чем у africanus.69 Тогда может возникнуть вопрос, как же при этой сложной картине выявить эволюционную связь между afarensis и africanus, учитывая, что afarensis считается предком africanus. Согласно Колларду и Аиелло:

«Речь уже не идет о том, что череп указывает на один набор филогенетических связей, а весь остальной скелет—на другой. Напротив, различные части посткраниального скелета могут не соответствовать единой филогенетической гипотезе».69

А вот, что высказывает о Люси, профессор археологии Клив Гэмбл:

«Ее анатомическое строение указывает на то, что она перемещалась на двух ногах, но ее походка несколько отличалась от того, как ходит современный человек. Более того, эти различия настолько велики, что Чарльз Окснард в своей всеобъемлющей работе, посвященной изучению ее конечностей, пришел к выводу, что ее способ передвижения был ни человеческим, ни обезьяньим, ни чем-то средним между ними, а совершенно уникальным, ни на что не похожим способом передвижения».70

Самый главный аргумент в пользу того, что afarensis был гоминидом,—это то, что это существо имело прямую осанку и было способно к двуногому перемещению. Утверждение, что afarensis передвигался на двух ногах основано на скелетной реконструкции костей таза и костей нижних конечностей. Поскольку было найдено примерно 40% скелета Люси, множество биомеханических и морфологических исследований скелета Люси базировалось на этих костях, однако не для всех исследований это так. Одна из проблем реконструкции скелета Люси (которому примерно 3,2 млн лет) это субъективный характер этой работы—предубеждение в том, что какова была осанка afarensis, могло повлиять на реконструкцию скелета. Как еще по другому можно истолковать следующее утверждение, сделанное Морисом Абитболом, который изучал кости таза Люси?

«Практически невозможно примирить господствующие взгляды на осанку Люси. Если посмотреть на реконструкцию, предложенную Лавджоем (1998) и Уивером с соавторами (1985), то создается впечатление, что если на этот скелет нарастить плоть, то получится превосходный макет современного двуногого человека (рис. 1а). А если посмотреть на предварительную реконструкцию, недавно представленную в Смитсониане, то невольно возникает образ шимпанзе, неуклюже пытающегося устоять на задних конечностях, который вот-вот упадет на свои передние конечности (Lewin, 1988). В последнем случае мы, следовательно, имеем примитивную форму двуногого передвижения у гоминидов из Хадара. Чтобы разрешить все эти противоречия, необходимо большее количество анатомических (ископаемых) доказательств. В настоящее время доступные данные можно интерпретировать множеством разных способов».71

Написать коментарий