Основы креационизма
Креацентр > Статьи > Основы креационизма > Эволюция творения – наука или дарвинизм?

Эволюция творения – наука или дарвинизм?

За последние несколько десятилетий была накоплена огромная масса новой научной информации. Но не будем забывать, что еще сравнительно недавно многие научные теории строились, в основном, на догадках и логических умозаключениях. Теперь ситуация радикально изменилась. Ряд отраслей науки – космология, геология, молекулярная биология и другие – впервые получили серьезное экспериментальное подтверждение. Новое объяснение научных фактов нередко ведет к совершенно неожиданным последствиям. Так, в наших взглядах на мир произошла, в сущности, истинная революция.

Явно настало время задать вопрос: как должен относиться к этим новым научным открытиям человек, верящий в Бога? В этом и заключается парадокс: современная наука дала нам уникальную возможность по-новому, с углубленным пониманием прочесть библейские тексты. Наука в наши дни не только не противостоит Книге Бытия, но стала важнейшим инструментом для ее понимания.

Но не следует забывать и о «подводных камнях». «Эволюция проходит практически исключительно посредством малых изменений. Ей требовались сотни миллионов лет для создания существующих типов, и, вероятно, как минимум сотни тысяч лет для развития классов. Макроэволюция – это эволюция на уровне не ниже вида, включительно, и она наблюдалась». Так утверждают сторонники теории эволюции Дарвина от простого к сложному.

В нашей статье «Доказывает ли образование других видов эволюцию?»¹ было показано, что в естественных условиях можно (и нужно) наблюдать образование новых видов. Это называется МИКРОэволюцией. (Вот она – подмена понятий!) МИКРОэволюция – это эволюция внутри заданных признаков организации, количественное изменение УЖЕ ИМЕЮЩИХСЯ органов, структур или типов строения. МАКРОэволюция – это возникновение НОВЫХ, до сих пор несуществующих органов, структур или типов строения. Это уже эволюция ВЫШЕ вида – род, семейство, отряд, класс, тип. И это уже гипотетический процесс. Эволюционисты ДОПУСКАЮТ (обратите внимание – не наблюдаемо!), что если процесс МИКРОэволюции можно наблюдать, то до МАКРОэволюции – один шаг. Наблюдаемым есть только видообразование. Это рассматривалось в нашей статье «Микроэволюция vs макроэволюция. Есть ли разница?»².

Для чего это все нужно было повторить? Потому что новые научные открытия оставляют все меньше места дарвиновской теории. И самые ярые сторонники этой псевдонауки прибегают к разным уловкам, лишь бы остаться «на плаву», не гнушаясь ни подменой понятий, ни откровенной ложью. И даже книга известного и уважаемого американского биолога, генетика Джерри Койна «Эволюция. Неопровержимые доказательства» («Why Evolution Is True») не исключение.

В разделе «Двигатель эволюции» автор приводит действительно интересный пример адаптационного механима у японских медоносных пчел. Но какие стилистические фигуры и эпитеты он для этого использует! «Эволюционное чудо», «эволюционный наглядный урок», «эволюционная адаптация», «эволюционная реакция пчел», чего тут только нет! Хотя, в предыдущем разделе («Рудименты, атавизмы, эмбрионы и несовершенные конструкции») уважаемый профессор Чикагского университета пишет: «Несовершенные конструкции – признак эволюции; по сути, именно их мы и ожидаем от эволюции. Новые части возникают из старых и должны слаженно функционировать вместе с теми, которые уже успели появиться в ходе эволюции. Поэтому следует рассчитывать на компромиссы: некоторые органы работают неплохо, но не так хорошо, как могли бы, а некоторые, подобно крыльям киви, не работают вообще, но все это «пережитки» эволюции» (Койн, стр. 133). Тогда зачем все эти фигуры, тропы, эпитеты? А как же иначе? Эволюция – она повсюду! Но в контексте последней цитаты эти высказывания выглядят как оксюморон! И все-таки пост не об этом. Давайте подробнее рассмотрим этот интереснейший пример японских пчел (конечно же, опуская «странные стилистические фигуры»).

[…] Азиатский гигантский шершень – разновидность хищной осы, особенно распространенная в Японии. Трудно представить себе более пугающее насекомое. Это самый крупный шершень в мире длиной с большой палец взрослого человека – с пятисантиметровым туловищем, украшенным зловещими черными и оранжевыми полосками. Шершень оснащен жуткими челюстями, позволяющими хватать и убивать насекомых, а также жалом полусантиметровой длины, которое способно нанести смертельный укус (ежегодно жертвами шершня становятся несколько десятков местных жителей). Размах крыльев у шершня составляет 6,5 см, благодаря чему он может развить скорость полета до 40 км/ч (т. е. гораздо быстрее, чем мы бегаем) и за день пролететь расстояние почти 100 км.

Азиатские шершни-убийцы (Vespa mandarinia)

Это насекомое не только свирепо, но и прожорливо. Личинки шершня, толстые и ненасытные, едят как автоматы и без устали колотятся головой о стенки улья, сообщая, что голодны, требуя мяса. Чтобы прокормить такое жадное потомство, взрослые особи нападают на осиные и пчелиные гнезда.

Одна из основных жертв шершня – это завезенная европейская медоносная пчела. Шершни устраивают на пчелиные гнезда настоящие налеты с безжалостной массовой бойней, каким в природе мало равных. Для начала шершни отправляют разведчика-одиночку на поиски пчелиного гнезда. Шершень-разведчик метит обреченное на погром гнездо, выделяя из брюшка каплю феромона у входа в жилище пчелиной колонии. Остальные шершни находят объект грабежа по запаху, и отряд из 20–30 особей нападает на колонию численностью до 30 000 пчел.

Однако у пчел нет шансов спастись. Шершни врываются в улей и с помощью мощных челюстей обезглавливают пчел одну за другой. Поскольку каждый шершень убивает по сорок пчел в минуту, через несколько часов сражение окончено и улей усеян мертвыми пчелиными телами. Ни одной пчелы в живых не остается. Затем шершни принимаются делать запасы пищи. В течение следующей недели они систематически наведываются в разоренный улей, поедая мед и перетаскивая беспомощных пчелиных личинок к себе в гнезда, где их вкладывают в вечно разинутые рты вечно голодного потомства шершней.

[…] Шершни – устрашающие машины-охотники, перед которыми завезенные из Европы пчелы беззащитны. Однако существуют пчелы, способные дать отпор гигантским шершням – это коренные местные медоносные пчелы. Их способность защитить себя поразительна и являет еще одно из чудес адаптивного поведения. Когда шершень-разведчик впервые наведывается в улей японской пчелы, все медоносные пчелы, находящиеся на входе в улей, проворно прячутся внутрь и подают собратьям сигнал тревоги, а вражеского разведчика заманивают внутрь. В это же время сотни рабочих пчел собираются у входа в улей изнутри. Как только шершень-разведчик попадает внутрь, целая туча рабочих пчел тотчас облепляет его плотным шаром. Вибрируя брюшками, пчелы быстро повышают температуру внутри этого шара до 47°C. Пчелы при такой температуре выживают, но шершни ее не выдерживают. Какие-нибудь 20 минут – и шершень-разведчик зажарен насмерть, а улей, как правило, спасен. […]

Поведение местных японских пчел и то, как согласованно они собираются в шар и затем поджаривают врага – это, разумеется, обусловленная [адаптационная] реакция на повторяющиеся нападения шершней. (Вспомним, что подобное поведение генетически закодировано в мозгу, размер которого меньше, чем кончик карандашного грифеля).

[…] В то же время недавно завезенные в Азию европейские пчелы перед хищными шершнями практически беззащитны. Именно этого и следовало ожидать, потому что эти пчелы [развивались] на территории, где нет гигантских хищных шершней, поэтому [в таком адаптационном механизме] противодействию шершням не было нужды. Однако мы можем предсказать, что если шершни достаточно сильные хищники, то европейские пчелы или вымрут (если их не завезут в Азию заново), или отыщут свой способ […] реакции на шершней […]» (Койн, стр. 170-171).

Мы видим из этого примера, что фенотип живых организмов (совокупность характеристик, свойственных индивиду на определенной стадии развития) пластичен и подвержен изменению под влиянием определенных условий. Значит ли это, что виды животных существенно изменились со времени творения? И совместима ли эта идея с библейским учением? Не указывают ли изменения видов на эволюцию, а не на сотворение?

Когда Бог завершил свою работу творения в конце шестого дня первой недели, Он объявил, что все было «хорошо весьма». Растения служили пищей для животных, поэтому не было нужды в хищничестве, насилии и страданиях. Эта картина первоначального мирного царства резко контрастирует с тем, что мы наблюдаем сегодня в нашем мире, где каждый вид животных, кажется, вовлечен в борьбу за существование, приводящую к столкновениям, причинению вреда, голоду, болезням и смерти.

По мере того как ученые изучали механизмы наследственности у живых организмов, они обнаружили, что геном, по-видимому, рассчитан на то, чтобы допускать генетическую вариабельность. Биологи, как правило, сосредотачиваются на погрешностях в копировании генетической информации, называемых мутациями, чтобы объяснить генетическую вариабельность. Нет никаких сомнений в том, что мутации происходят. Однако расчеты частоты мутаций, доли полезных мутаций и вероятности сохранения полезных мутаций убедительно показывают, что мутации являются совершенно недостаточным объяснением вариабельности, которая наблюдается среди живых организмов (см. Sanford J. Genetic Entropy. Lima, N.Y.: Elim Publishing, 2005).

Должны быть задействованы и другие механизмы. В последние десятилетия молекулярные биологи обнаружили, что гены — это не просто последовательность нуклеотидов в цепочке ДНК, как когда-то считалось. Вместо этого гены состоят из субъединиц, называемых экзонами, которые могут быть объединены различными способами для получения различных генов. Этот процесс известен как перестановка экзонов. Последовательность ДНК может взаимодействовать с другими последовательностями в той же или другой хромосоме. Резервные копии генетической информации могут использоваться для исправления возникающих ошибок.

Некоторые данные свидетельствуют о том, что сигналы окружающей среды могут инициировать генные взаимодействия, которые приводят к благоприятным генетическим изменениям. В то время как некоторые генетические изменения кажутся случайными, другие, по-видимому, рассчитаны на то, чтобы быть полезными для выживания вида. Эти достижения в науке позволили креационистам прийти к лучшему пониманию того, как существа, изначально созданные для миролюбивой обстановки, могли приспособиться и выжить в мире, где повсеместно распространены насилие и хищничество.

Механизмы НЕСЛУЧАЙНЫХ полезных генетических изменений ПРЕДПОЛАГАЮТ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ И РАЗУМНЫЙ ЗАМЫСЕЛ, согласующийся с библейским повествованием об истории Земли. Такие изменения позволяют видам выживать при изменениях окружающей среды, но механизмы, обеспечивающие полезные изменения, также делают возможными и изменения, приводящие к насилию и страданиям.

Важным моментом является то, что разнообразие уже присутствовало с самого начала творения. Оно не было результатом изменений в видах в течении долгих веков (эволюция от простого к сложному). Всегда было известно, что особи одного вида отличаются друг от друга, но значительные изменения произошли в результате греха³.

Какой вывод мы можем сделать из этого? А то, что эволюция действительно наблюдаема! Эволюция не в дарвиновском смысле этого слова, а от латинского слова evolutio – «развертывание». Но это МИКРОэволюция, не выше видообразования. Эволюция, обусловленная ПРЕДВАРИТЕЛЬНО СПЛАНИРОВАННОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ в геноме. А это уже результат деятельности Творца. И Дарвин со своей гипотезой тут ни причем.




Автор: Бабицкий О.

Редактор: Бабицкий О.

Цитируется по книге: Джерри Койн, «Эволюция: Неопровержимые доказательства», Альпина Нон-фикшн, Москва, 2018


Ссылки:

  1.  Бабицький О. (2020). Доказывает ли образование других видов эволюцию? Креацентр Планета Земля
  2.  Бабицький О. (2020). Микроэволюция vs макроэволюция. Есть ли разница? Креацентр Планета Земля
  3.  Гибсон Дж. (2020). Изменение видов – противоречит ли это Библии? Сотворение + вопросы библейского креационизма, 1

Вас также может заинтересовать: